Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Наши спецслужбы - на территории бывшего Союза

Андрей Солдатов, Ирина Бороган / Исследовательский центр Agentura.Ru /

Официально российские спецслужбы не должны шпионить в странах СНГ. Это запрещено соглашением о взаимном неведении разведдеятельности от 1992 года. Другое дело — страны Балтии, где шпионские скандалы с российским участием никогда не утихали. Действительно, государства бывшего СССР редко обвиняют Россию в классическом шпионаже. Намного чаще приходится слышать о попытках повлиять на внутриполитическую ситуацию. О деятельности спецслужб ближайших соседей в России мы писали в №14 от 27.02.06. Теперь мы решили разобраться, насколько наши спецслужбы склонны к "активным мероприятиям" на территории бывшего СССР.

Отщепенцы

       Прибалтийские государства — едва ли не единственные на пространстве бывшего СССР, на территории которых российские спецслужбы занимаются классическим шпионажем. Причина проста — это самая быстрая возможность получить секреты НАТО.
       Скандалы 2004 года с высылкой российских дипломатов связаны именно с этим. В течение одного года Латвию был вынужден покинуть секретарь по культуре российского посольства, который слишком интересовался военной инфраструктурой НАТО, и тогда же Эстония выдворила двух наших дипломатов за то, что они "активно добывали информацию по расширению НАТО и Евросоюза". По той же причине трех сотрудников посольства РФ выслали из Литвы.
       Однако секреты НАТО — не единственное, что интересует наши спецслужбы. Не стоит забывать: самый серьезный за последнее время политический кризис в Латвии спровоцировал отставной генерал ФСБ. В 1999 году первых лиц этого государства, включая премьер-министра Андриса Шкеле, обвинили в педофилии. Латышские газеты писали, что "педофилгейт" инспирировал Александр Перелыгин, бывший заместитель начальника Московского управления ФСБ. В тот момент он был членом российской правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом и советником по безопасности столичного мэра.
       В выводах комиссии латышского парламента по расследованию позорных фактов упоминалось, что руководители модельного агентства, в котором чиновники подыскивали себе мальчиков, в прошлом были завербованы КГБ. После скандала Перелыгину и еще нескольким особо активным представителям России запретили въезд не только в Латвию, но и в Эстонию.
       Сегодня Россия не отказалась от попыток повлиять на политическую ситуацию в Прибалтике, правда, методы стали не столь лобовыми. По крайней мере, в самой Латвии сейчас отрицают вмешательство российских спецслужб во внутреннюю политику. "У меня нет информации о том, что спецслужбы России пытаются повлиять на Латвию, — сообщил нам Индулис Эмсис, председатель комиссии по национальной безопасности сейма. — Скорее интерес к Латвии присутствует на политическом уровне и на уровне бизнеса. Когда в стране возникает конфликтная ситуация, например, как с празднованием Дня независимости Латвии, то те, кому это не нравится, получают помощь от России. Нам известно, что сюда приезжали инструкторы и помогали организовывать беспорядки, например уличные протесты против реформы образования. Поскольку по нашим законам политическим партиям запрещено получать деньги извне, то некоторые используют финансовые ресурсы, которые им предоставляют общественные организации". Тем не менее два года назад премьер-министр Айгар Калвитис предложил создать в Бюро по защите конституции (латышская контрразведка) спецотдел по изучению интересов других государств в Латвии.
       В Эстонии — похожая ситуация. В июле 2005 года полиция безопасности КАПО в очередном ежегоднике опубликовала имена двух сотрудников российского посольства и назвала их офицерами СВР. По информации полиции безопасности, эти люди пытались вмешаться в партийную борьбу в Эстонии.
       Помимо прибалтийских государств, еще две страны — Украина и Грузия — несмотря на членство в СНГ, все больше дрейфуют в сторону "отщепенцев" по кремлевской системе ценностей. Возможно, из-за этого пока не совсем определенного статуса в той же Украине нет особых следов деятельности российских спецслужб. Последние по времени подозрения касались высадки наших десантников на Майдане (не подтвердились), скандала с Рыбкиным и отравлением Ющенко (конкретных фактов пока нет).
       Из Грузии же, наоборот, постоянно звучат обвинения в адрес российских спецслужб: сотрудников ГРУ заподозрили в организации теракта, под которым подразумевался взрыв 1 февраля 2005 года в Гори, а также в диверсии — подрыв пяти ЛЭП в январе 2006-го.
       При этом у наших чекистов еще недавно был шанс улучшить отношения с грузинскими коллегами.
       В ноябре 2001 года министром госбезопасности Грузии был назначен 37-летний Валерий Хабурдзания, не успевший послужить в КГБ, человек динамичный и свободный от комплексов середины 90-х. Он начал активно налаживать связи как с западными, так и с российскими коллегами, постоянно выезжал в Москву для встреч с Патрушевым. При нем МГБ впервые направило на обучение своих курсантов в Академию ФСБ. В отличие от своих предшественников Хабурдзания на самом деле пытался захватить Гочияева — главного обвиняемого во взрывах домов в Москве осенью 1999 года. Эта попытка сорвалась, но МГБ удалось поймать в июле 2002 года Адама Деккушева, а потом и Юсуфа Крымшамхалова — двух главных подельников Гочияева по версии российской Генпрокуратуры. Тогда говорили даже о совместной операции российских и грузинских спецслужб в Панкисском ущелье. Однако после "революции роз" говорить о сотрудничестве органов госбезопасности пока не приходится.

"Доверительные" отношения

       Не секрет, что со многими государствами СНГ мы связаны достаточно тесными отношениями в области разведки. Например, с 1992 года по 2000 год действовало Соглашение о разведывательном обеспечении объединенных вооруженных сил СНГ. Этот документ подписали Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. До 1995 года существовало соглашение о военно-разведывательном сотрудничестве с Туркменией. На террито- рии Армении действуют российские силы радиотехнической разведки, а с 1999 года началось совместное боевое дежурство сил ПВО и авиации. В Киргизии находится российская авиабаза, и подписано соглашение о взаимодействии в области внешней разведки, и т.п.
       Однако в 90-е годы присутствие российских спецслужб в СНГ было связано прежде всего с нежеланием терять разведывательные центры и военные базы, расположенные на территории этих стран, поэтому первую скрипку играла военная разведка. Если же дело касалось ФСБ, как в случае с создаваемым с 1996 года Объединенным банком данных спецслужб СНГ, то здесь сотрудничество ограничивалось борьбой с контрабандой и наркотиками.
       Именно так действуют российские спецслужбы в Таджикистане. Российская армия поддерживала Рахмонова во время гражданской войны, опираясь на дислоцированную в республике 201-ю дивизию. В гражданской войне были задействованы и силы ГРУ: в 1992 — 1993 гг. там воевали, по крайней мере, два отряда спецназа и офицерская группа спецназначения. В том же 1993 году было подписано Соглашение о взаимодействии в области военной разведки между РФ и Таджикистаном.
       Кроме того, в Таджикистане с 1998 года по 2003 год действовал так называемый аппарат главного военного советника РФ, чьи специалисты занимают должности инструкторов в вооруженных силах страны, в том числе в бригаде спецназа МВД.
       Разведывательные подразделения есть и на военной базе РФ в Таджикистане. К примеру, в поселке Гипрозем под Душанбе дислоцируется отдельный батальон разведки и радиоэлектронной борьбы 201-й мотострелковой дивизии. Есть разведывательные подразделения в составе Оперативной пограничной группы ФСБ России (ОПГ), создание которой было ратифицировано Советом Федерации 3 марта этого года. Согласно Положению об ОПГ, в ее функции входит в том числе "оперативное обеспечение охраны госграниц Российской Федерации и Республики Таджикистан", то есть фактически разведка.
       Кроме того, Таджикистан для России — единственная возможность сохранять с США паритет в области космической разведки. 18 июля 2002 года в городе Нурек встал на боевое дежурство оптико-электронный комплекс обнаружения высокоорбитальных космических объектов "Окно" Космических войск РФ, который в июле 2004 года перешел в полную собственность России. Комплекс предназначен для поиска и обнаружения космических объектов на высотах до 40 тысяч километров.
       Как и в Таджикистане, в Азербайджане тоже существует российский военный разведывательный комплекс — Габалинская РЛС. Известная как "Дарьял", эта станция с 1985 года входит в состав российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Однако, в отличие от Душанбе, в Баку российской военной разведке не везет с самого начала.
       Во время боевых действий в Нагорном Карабахе на армянской стороне активно действовали не только советники, но и подразделения спецназа ГРУ, а такое не забывается. Кроме того, ГРУ засветилось в неудавшемся мятеже 1994 года бывшего премьера лояльного к России бригадного генерала Сурета Гусейнова. В июне 1997 года министр нацбезопасности Азербайджана Намик Аббасов прямо заявил: "В ходе попытки переворота у Гусейнова были "инструкторы" — известные нам сотрудники ГРУ. Они работали как с самим Гусейновым, так и с его вооруженными формированиями".
       И когда после начала первой чеченской войны выяснилось, что боевики активно используют дырки на границе с Азербайджаном, у местных спецслужб не было особого желания помогать российским коллегам в этом вопросе. В декабре 1995 года Россия попыталась сдвинуть дело с мертвой точки, и ФПС России и МНБ Азербайджана подписали соглашение о взаимодействии по борьбе с пересечением границы боевиками, но оно действовало только три года, да и то не слишком эффективно.
       В 2003 году о российской военной разведке вновь вспомнили. 23 февраля в Баку за работу на ГРУ были осуждены три гражданина Азербайджана: Сеяр Ахундов (по профессии водитель), Мубариз Ахундов (безработный) и Сергей Намазов (машинист электропоезда). Ахундова и Намазова суд приговорил к 11 годам, а Мубариза Ахундова — к 10. По версии следствия, все трое были завербованы ГРУ (а именно органами разведки Краснознаменной Каспийской флотилии, чей штаб располагался в Баку) в 80-х годах. После распада СССР связь с агентами была прервана и восстановлена в 1993 году, когда агенты были перевербованы уже для работы на российскую военную разведку. В обязанности агентов входил сбор сведений о дислокации военных подразделений, график движения поездов с нефтью, наличие в Азербайджане афганских и чеченских боевиков, сведения о турецких инструкторах. Обвинение утверждало, что все трое в 1994 году прошли двухнедельную спецподготовку в Новороссийске и были снабжены радиостанциями и деньгами.
       Российские власти не посчитали нужным вступиться за осужденных, хотя следствие говорило, что у всех троих были российские паспорта. Сразу после приговора военные заявили, что они "не имеют никакого отношения к Минобороны РФ и тем более к военной разведке". Посетивший примерно в то же время Баку тогдашний секретарь Совбеза Владимир Рушайло, отвечая на вопрос о деле "российских шпионов", заметил, что это "внутреннее дело Азербайджана". Министр обороны Сергей Иванов, прибывший в Баку в день оглашения приговора и, по странному стечению обстоятельств, как раз для подписания очень нужного договора об аренде Габалинской РЛС, вопрос о российских шпионах не поднимал вовсе.
       По нашим данным, все трое осужденных до сих пор продолжают находиться в крытой тюрьме в поселке Гобустан, где содержат политических заключенных.

Политический контроль

       В 1999 году появился новый приоритет в действиях российских спецслужб — контроль над политической ситуацией в СНГ.
       В июне 1999 года была принята концепция информационной безопасности государств СНГ, и в списке источников угроз этой безопасности первым пунктом была названа "государственная политика ряда зарубежных стран, направленная на осуществление глобального мониторинга политических, экономических, военных, экологических и других процессов в целях получения односторонних преимуществ".
       В декабре того же 1999 года была одобрена программа действий России и Беларуси по реализации положений договора о создании Союзного государства. В разделе о совместной деятельности спецслужб появился пункт: "Осуществляются мероприятия против негативного информационного воздействия на государственные органы, общественные организации и население Союзного государства, а также пресекаются любые попытки противоправной разведывательной деятельности специальных служб и организаций третьих стран…".
       При таких жестких формулировках желание Кремля контролировать политическую ситуацию у соседей очевидно.
       В 2005 году стало понятно, какой именно спецслужбе будет поручена эта важная задача. Выступая 12 мая в Госдуме, директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что его службой раскрыт заговор против белорусского режима, спланированный в Братиславе западными неправительственными организациями. Фактически впервые глава российской спецслужбы высказался об угрозах политическому режиму соседней страны. На следующий день КГБ Беларуси подтвердил информацию ФСБ, тем самым согласившись на вмешательство ведомства Патрушева в свои дела. Спустя неделю прошла встреча руководителей спецслужб стран СНГ в Астане.
       Какая тема была главной, стало понятно после окончания встречи: Патрушев вновь заявил об опасности "цветных" революций, причем на этот раз тему поддержал не только глава КГБ Беларуси, но и руководитель комитета нацбезопасности Казахстана.
       Однако, для того чтобы ФСБ могла заниматься СНГ, необходимо было создать специальные структуры.

Инструменты

       В том же 1999 году такие структуры были сформированы. Указом президента РФ в ФСБ появились органы внешней разведки. За 90-е годы мы привыкли, что разведкой у нас занимаются СВР и ГРУ. Теперь ситуация изменилась: ФСБ тоже стала разведывательным ведомством, причем головным подразделением органов разведки ФСБ, по некоторым данным, стало Управление координации оперативной информации (УКОИ) департамента анализа прогноза и стратегического планирования (ДАПСП) ФСБ. Управление возглавил Вячеслав Ушаков, сослуживец Патрушева по Карелии, ныне замдиректора ФСБ.
       Вскоре стало понятно, зачем было создавать УКОИ в составе ФСБ, а не ГРУ или СВР: появились сведения, что в зону ответственности этой структуры входят государства СНГ.
       За что на самом деле отвечает это управление, никогда не оглашалось, но точно известно, что департамент анализа и прогнозирования активно занимался СНГ даже по официальным каналам.
       Его руководитель генерал-полковник Виктор Комогоров в 2000 году вошел от ФСБ в состав госкомиссии по содействию политическому урегулированию приднестровской проблемы. Тогда же Комогоров был включен в состав правительственной комиссии по вопросам СНГ. В октябре 2003 года Комогоров представлял президента на обсуждении палатами Федерального собрания вопроса о порядке проведения совместных антитеррористических учений в СНГ (в 2004 году его заменил Ушаков). В июне 2005 года Виктор Комогоров вошел в состав госкомиссии по проекту договора о дружбе с Грузией. Кстати, тогда же в СМИ появились сообщения об обнаруженном "следе" УКОИ в Белоруссии и Молдове. Известно также, что Комогоров и Ушаков участвовали в переговорах с кандидатами в президенты Багапшем и Хаджимбой во время скандальных выборов в Абхазии.
       Между тем Комогоров проявился и в скандале с НПО, заявив 1 декабря 2005 года в МГИМО: "В половине случаев российские НПО возникали не по инициативе наших граждан, а по воле наших зарубежных партнеров, главное — за их деньги… Американское НПО, представительство Агентства по международному развитию приступили к реализации программ, ориентированных ни много ни мало на трансформацию государственного строя России и установление контроля за российским информационным пространством". То есть общее направление понятно.
       Кстати, летом 2005 года стало известно, что структура, которую возглавляет Комогоров, сменила название: теперь это Служба оперативной информации и международных связей. Характерно, что новое название службы почти полностью повторяет наименование загадочного УКОИ.
       Однако подразделение Комогорова — далеко не единственный инструмент для деятельности российских спецслужб в СНГ.
       В марте 2003 года пограничная служба влилась в состав ФСБ. Не секрет, что в функции пограничников входит не только патрулирование границы с Мухтаром на поводке, но и разведка. Для этого в структуре ФПС всегда существовали разведывательные органы. В разное время они назывались по-разному: разведслужба Отдельного корпуса пограничной стражи Минфина Российской империи, пятый отдел ГУПВ НКВД СССР, Оперативное управление ГУПВ КГБ СССР или Разведывательный департамент ФПС — суть не меняется. И после слияния ФСБ и ФПС в распоряжении Лубянки оказалась в том числе и разведка погранслужбы, которая действует вдоль наших границ, а следовательно, на территории стран СНГ.
       Кроме того, существует еще одна структура, которая официально не подчиняется Кремлю, а на деле полностью подконтрольна ФСБ. В 2000 году был создан Антитеррористический центр СНГ. Его возглавляет Борис Мыльников, имеющий ранг замдиректора Федеральной службы безопасности. В 2001 году открылся филиал АТЦ в Бишкеке, отвечающий за Центральную Азию, укомплектованный в том числе сотрудниками ФСБ.
       Так что в российских спецслужбах есть уже достаточное количество подразделений, которые могут влиять на ситуацию в СНГ. Более того, судя даже по официальным сообщениям, российские спецслужбы очень активно действуют в этом направлении — мы то и дело слышим о визитах руководства ФСБ в те или иные государства СНГ. Но насколько наши спецслужбы действительно контролируют политическую ситуацию в государствах, которые Кремль взял под свою опеку?

Кто кого использует

       Азиатские режимы имеют свою специфику, которая не позволяет торопиться с выводами. Многие годы власть в этих государствах считала связи с российскими спецслужбами поводом для подозрений. В Казахстане, например, именно по этой причине в середине 90-х были изгнаны российские кадры из КНБ. В Азербайджане при Гейдаре Алиеве власть постоянно спекулировала на теме вмешательства России во внутреннюю политику страны. Например, в 2002 году Баку выслал пять россиян, у которых якобы нашли поддельные документы, спецтехсредства и видеопленку с дворцом Алиева. В МНБ утверждали, что все пятеро — сотрудники ФСБ. Узбекистан много лет просто отказывался от сотрудничества, и узбекские чекисты не участвовали даже в деятельности Антитеррористического центра СНГ.
       Ситуация изменилась в 2005 году: после андижанских событий руководитель АТЦ Борис Мыльников предложил узбекской стороне помощь ФСБ в расследовании восстания. Таким образом, российские спецслужбы открыто встали на сторону властей в этом конфликте.
       В Азербайджане события развивались по похожей схеме: когда осенью 2005 года в стране возникла реальная опасность смены власти во время парламентских выборов, в Баку вылетел главный оппозиционер Расул Гулиев. Как известно, самолету Гулиева не дали сесть в аэропорту азербайджанской столицы, а его сторонников арестовали по обвинению в заговоре. Накануне этих событий Баку посетили один за другим директор ФСБ Патрушев и директор СВР Лебедев, причем Лебедев находился в Баку как раз в день неслучившегося прилета Гулиева.
       Даже если представить, что нашим чекистам по каким-то стратегическим соображениям было просто необходимо помогать Ильхаму Алиеву, вряд ли личное присутствие руководителей обеих спецслужб требовалось для того, чтобы организовать такого рода операцию. Азербайджанское МНБ имеет свой опыт в этой сфере, в любом случае достаточно было бы группы советников из опытных оперативников.
       Похоже, "засвеченное" присутствие руководства ФСБ и СВР было необходимо Баку, просто чтобы продемонстрировать российскую поддержку Вашингтону. И наши спецслужбы согласились выступить в роли щита перед США, точно так же, как после Андижана в Узбекистане. Кстати, складывается впечатление, что точно такая же схема обкатывается и в Белоруссии, иначе зачем местному КГБ поддакивать заявлениям главы контрразведки соседней страны.
       Выгоды, которые извлекают эти и подобные им режимы, демонстрируя поддержку спецслужб России, очевидны. В конце концов, не стоит забывать, что накануне вторжения американцев в Афганистан Баку до последнего торговался с Вашингтоном, требуя денег, гарантий защиты от России, вступления в НАТО и проч., в то время как Таджикистан, например, предоставил США базы без всяких условий.
       Однако какие выгоды могут извлечь российские спецслужбы из такой схемы взаимоотношений, совершенно непонятно.

Опубликовано в "Новой газете" 27.03.06

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->