Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Тайные связи "Моссада" с исламским режимом Судана 

Михаил Фальков

  

На этой неделе ряд израильских и арабских СМИ огласили "сенсационную" новость о тайных контактах между Израилем и Суданом. Как следует из указанных сообщений, эти связи были установлены приблизительно в первой половине прошлого года. Несколько месяцев назад еврейское государство посетила делегация Министерства сельского хозяйства Судана. Практически одновременно некий суданский министр (по всей видимости, глава упомянутого ведомства Магзуб аль-Халифа) побывал на ферме, созданной при официальном участии МИД Израиля в одной из азиатских стран. 

Идеальный плацдарм 

Любые отношения с Хартумом в условиях растущей международной изоляции, несомненно, имеют большое значение для внешней политики и национальной безопасности Израиля. Судан является крупнейшим по территории государством Африканского континента, занимая здесь чрезвычайно важное стратегическое положение. Для еврейского государства оно имеет особое значение, поскольку северо-восточное побережье страны омывается Красным морем. На севере Судан граничит с Египтом. Отношения между двумя странами существенно влияют на региональные позиции Каира и его связи с Вашингтоном. До подписания кэмп-дэвидских соглашений, судано-египетские противоречия, нередко перераставшие в локальные стычки, создавали на границах главного противника Израиля еще одну зону напряженности. Разногласия же из-за водных ресурсов Нила порой серьезно угрожали стратегическим интересам Египта. Таким образом, Израиль и Судан становились как бы естественными союзниками, образуя против Египта два фронта, охватывающих его с севера и юга.

На северо-западе Судан граничит с Ливией, по сей день представляющей реальную угрозу еврейскому государству. По словам Ариэля Шарона, опасность, исходящая от Триполи, вызвана в первую очередь наличием у него ядерного оружия. Кстати, отношения между Ливией и Суданом традиционно отличаются напряженностью. Хартум, как правило, обвиняет Каддафи в поддержке внутренней оппозиции и ущемлении его региональных интересов (например, в Чаде).

Вместе с тем, Судан в этническом и религиозно-культурном отношении образует переходную зону от арабо-исламского мира к негроидным народам Африки. Здесь же с середины 50-х почти непрерывно ведетсявоенное противостояние между этими двумя цивилизациями. Первая представлена арабами-суннитами (48% населения), занимающими северные районы страны. Им противостоят языческие и христианские племена юга, пользующиеся неофициальной помощью со стороны США, Ватикана и Великобритании. Такая ситуация всегда предоставляла Израилю возможность установить свое присутствие в столь стратегически важном регионе. Оно позволяет оказывать тайное давление на противников еврейского государства и развивать военно-политические и экономические отношения с африканскими странами. 


Суданцы празднуют день независимости. 13.01.2003 Reuters

  

Проявление особого внимания Израиля к Судану выглядит тем более естественным, если учесть, что с начала 90-х здесь неуклонно возрастает иранское влияние. Хартум все сильнее попадает в экономическую зависимость от Тегерана, что позволяет последнему постоянно расширять здесь свое присутствие. С первой половины 90-х в Судане постоянно находятся несколько тысяч солдат и офицеров Корпуса стражей Исламской революции и около 150-200 сотрудников Министерства разведки и безопасности Ирана. Под их патронажем в стране функционируют тренировочные лагеря и военные базы "Хизбаллы".Появление опорного пункта этой организации и иранских силовых структур на побережье Красного моря наверняка вызывает обеспокоенность еврейского государства. Кстати, именно Судан являлся последней остановкой на пути судна "Карин-А", перевозившего оружие палестинцам и перехваченного израильтянами в январе прошлого года. 

В начале 90-х при содействии Национального исламского фронта (главного внутриполитического союзника генерала аль-Башира, захватившего власть в 1989-м) в Судане обосновались и активистыХАМАСа. В Хартуме было открыто официальное представительство этой организации, которое возглавил младший брат одного из ее лидеров Махмуда аль-Азхара - Фадель.

Поэтому весьма странно утверждать, что контакты между Израилем и Суданом возникли лишь в прошлом году, к тому же исключительно в сельскохозяйственной области. 

Тайные союзники

Конечно же, это было не так. Еще в начале 50-х, стремясь прорвать блокаду враждебного окружения, израильские спецслужбы разработали доктрину "периферийных союзов". В соответствии с ней "Моссад" принялся устанавливать тайные связи со всеми религиозными и национальными меньшинствами региона, противостоявшими арабо-суннитскому большинству. На Среднем Востоке были заключены союзы с шахским Ираном, Турцией и курдским движением Мустафы Баразани. В Африке партнерами Израиля стали православная Эфиопия, а также католики и протестанты Южного Судана. Однако в середине 50-х у израильской разведки появилась возможность наладить связи и с представителями политической элиты Хартума. В то время период англо-египетского правления в этой стране подходил к концу. В Судане развернулась ожесточенная борьба за власть. Одними из главных ее участников являлись могущественные суфийские ордена аль-Ансар и аль-Хатмийа. Последний опирался на поддержку Каира, который после обретения Суданом независимости стремился сохранить здесь собственное влияние. В свою очередь орден аль-Ансар еще со времен турецко-египетского правления относился к северному соседу крайне враждебно. В поисках внешней поддержки в противовес каирским связям аль-Хатмийа представители аль-Ансар при содействии англичан обратились за помощью к главному противнику Египта - еврейскому государству. На начальном этапе связь с ними поддерживали бывший глава "Моссада" Рэувен Шилоах (вскоре назначенный консулом в Вашингтоне) и израильский дипломат сирийского происхождения Элияху Сасон. 

После обретения Суданом независимости в 1956 году главы ордена аль-Ансар, образовавшие партию "аль-Умма", стали одной из основных политических сил в стране. Летом того же года их лидер Абдалла Халиль сформировал коалиционный кабинет, став вторым премьер-министром Судана. Отказавшись от панарабской ориентации своего предшественника и тесных отношений с Египтом, он, в августе 1957-го находясь в Париже, встретился с Голдой Меир. В результате были подписаны соглашения о сотрудничестве в области медицины, сельского хозяйства и торговли. Стороны также договорились об оказании израильской помощи в создании службы безопасности и разведки Хартума. Однако в ноябре 1958-го в Судане произошел военный переворот, после чего его официальные отношения с Израилем прекратились. Несмотря на это "Моссад" продолжал поддерживать связи с некоторыми представителями ордена аль-Ансар и партийными деятелями "аль-Уммы", которые теперь были вынуждены уйти в подполье. Одновременно израильская разведка возобновила тесные отношения с южной оппозицией. С 1964 года особое внимание уделялось связям с перспективным Судано-африканским национальным союзом. Поддержание контактов с южно-суданскими группировками было облегчено с появлением в том же году нелегальной резидентуры "Моссада" на территории соседней Кении. Отсюда осенью 1964-го израильская разведка оказала поддержку своим старым союзникам - лидерам ордена аль-Ансар, возглавившим выступление против военного режима. Благодаря этому уже через год Мухаммад Ахмад Махджуб от партии "аль-Умма", сформировал новый правительственный кабинет. 

Компромат на КГБ 

В дальнейшем завуалированное участие "Моссада" в суданской политике продолжалось. В конце 60-х - начале 70-х израильская разведка в этом регионе установила тесное сотрудничество с МГБ КНР. Оно основывалось, прежде всего, на наличии общих противников в лице спецслужб Кубы и СССР. Именно в результате совместных действий "Моссада" и китайской разведки летом 1971 года Москва утратила свои позиции в Судане. Тогда левые офицеры попытались свергнуть президента Джафара аль-Нумейри. Однако через три дня переворот был подавлен, а затем суданский лидер получил от МГБ КНР исчерпывающие доказательства (сфабрикованные "Моссадом") о причастности к его подготовке советской разведки. 

Помня о помощи, оказанной израильтянами в 1971-м, Нумейри был практически единственным арабским лидером, поддержавшим кэмп-дэвидские соглашения. В отличие от других столиц региона Хартум не разорвал тогда отношений с Каиром. По этой же причине суданский лидер в начале 1981-го согласился на тайную встречу с Эфраимом Ха-Леви, представлявшем тогда "международный отдел" израильской разведки "Тевель" (впоследствии он возглавлял весь "Моссад", а сегодня руководит Советом национальной безопасности). Так была достигнута договоренность о вывозе эфиопских евреев через территорию Судана в Израиль. В дальнейшем эти события приобрели широкую известность под названием "Операция Соломона" ("Мивца Шломо") в ходе которой около 15.000 человек покинули соседнюю Эфиопию. 

Связи между "Моссадом" и Хартумом продолжались и в 90-е годы, даже после прихода к власти генерала аль-Башира и Национального исламского фронта. Любые сведения по этому поводу тщательно скрываются обеими сторонами. Лишь один раз спецслужбы Саудовской Аравии сумели организовать утечку информации о секретных израильско-суданских контактах. Это произошло в мае 1996 года, когда лондонское издание "Аш-Шарк аль-Аусат" сообщило о переговорах между представителями еврейского государства и Хартума. В последствии источники в американской администрации подтвердили, что израильско-суданский диалог действительно имел место. Встречи происходили в трех арабских столицах, и касались вопроса об официальном признании Суданом еврейского государства и установлении двусторонних дипломатических отношений. Таким образом, с помощью Израиля Хартум надеялся улучшить свои отношения с Америкой, однако, опасаясь ее негативной реакции, Шимон Перес не решился на сближение с режимом аль-Башира. 

С тех пор связи между двумя странами практически не прерывались, чему в значительной мере способствовало назначение весной 1998-го Эфраима Ха-Леви шефом "Моссада". Так что визит делегации хартумских агрономов не более чем второстепенный эпизод в истории отношений двух государств. Просто в свете последних назначений в израильском МИДе один из дипломатов таким нестандартным способом попытался обратить на свои успехи внимание высокого начальства... 

ОБСВ рекомендует: 

Публикации 

Наши партнеры: