Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Чужая война

Опыт войны в Алжире актуален до сих пор

Безусловное детальное сходство между войной Франции с алжирскими повстанцами и нынешними событиями в Чечне уже не раз становилось предметом исследований специалистов. Писали об этом и "Известия" ("Последняя война империи", №272, 4 декабря 2000 года). В этой связи тем более интересен опыт борьбы французских спецслужб с исламскими террористами в Алжире.

Евгений КРУТИКОВ

Методика того, как французские войска пытались бороться с исламским и националистическим экстремизмом в Алжире до боли напоминает те методы, которые сейчас используют федеральные войска в Чечне. В большинстве своем предупреждение терактов строилось на агентурной работе через так называемых oui-oui (арабов, лояльных центральной власти) и "харки" (профранцузскую милицию из местного населения). Были отдельные удачи. Наприме, удалось заранее узнать о плане нападения боевиков на один из шахтерских поселков с европейским населением, заманить бандитов в ловушку и уничтожить. Однажды уже через короткое время исламисты в ответ вырезали еще несколько аналогичных поселков в окрестностях Филиппвиля. Не удалось и предотвратить захват арабами столицы колонии -- города Алжир (акция примерно равная захвату чеченскими боевиками Грозного летом 1996 года). Субпрефект Алжира генерал Массю ответил на это тотальным террором и фактически легализацией пыток. В воспоминаняих одного из заместителей Массю открыто признается, что французские спецслужбы в обход судебной системы, но с ненгласного согласия правительства, проводили устранения лидеров боевиков, их политической верхушки и захваченных в плен боевиков. Специальным отрядам отводились ровно сутки "на одного араба" -- захваченного боевика отвозили на виллу на окраине города, 2-3 часа допрашивали с применением методов, осуждаемых сейчас Европейским сообществом, после чего расстреливали независимо от того, дал он какие-либо показания или нет. Об этом были осведомлены многие члены французского правительства, в том числе и тогдашний министр внутренних дел Франсуа Миттеран.

Позднее с целью легализации методики "ответного террора" был назначен специальный судья, дававший санкции на проведение подобных акций (таким образом система. о которой все-таки не рассказывали вслух, приобретала черты законности). Однако оставались и методы, которые никак нельзя было вписать в юридическую систему европейского государства. Генерал Шерьер обявил о так называемом "принципе коллективной ответственности" всего мужского населения арабской деревни, если был замечен отряд террористов. Это было связано с тем, что алжирские повстанцы выставляли помимо 8,5 тысяч регулярной армии под командованием сержанта Ахмеда бен Беллы (ее финансировала Араская лига через Тунис и Ливию) еще 25 тысяч так называемых мусебелинов (мирный житель -- днем, боевик -- ночью). В таких селах армия Франции проводила "зачистки", практически аналогичные тем, которые происходят сейчас в Чечне. Кроме того, многие известные лидеры и идеологи боевиков погибали при попытке к бегству, если их было невозможно осудить судом присяжных, или попадали в сомнительные автокатастрофы. Широко использовались отряды сенегальских стрелков, историческая ненависть которых к арабам и берберам, освобождала их от какой-либо юридической или моральной скованности в отношениях с боевиками.

Между тем, широкое использование таких методов не привело к ослаблению давления боевиков, а наоборот спровоцировало рост терактов в том числе и на территории метрополии Франции. Недовольство росло и в общественном мнении, особенно среди либеральной интеллигенции. В конце концев Франции не удалось ликвидировать основных лидеров боевиков, и Алжир добися государственной независимости.

Смотри также на "Агентуре":