Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Майор Трофимов: не боятся только дураки

Первое и последнее интервью погибшего взрывотехника

  


Кадры документального фильма. Георгий демонстрирует оборудование, с которым работает на выездах

10 июля 2003 года при разминировании взрывного устройства у ресторана "Имбирь" на Первой Тверской-Ямской погиб взрывотехник, майор ФСБ Георгий Трофимов.

Наш коллега из творческого объединения "Военная тайна" телекомпании Ren-TV Александр Кудакаев 10 ноября прошлого года записал интервью с Георгием для документального фильма, который должен был называться "Профессия: взрывотехник" (интервью должно было быть записано в субботу 26 октября, но помешал "Норд-Ост"). Трофимов стал героем этого фильма совершенно случайно - просто он согласился показать свое лицо, и подходил по возрасту.

Фильм готовился, когда стало известно о гибели майора Трофимова.

Так получилось, что это интервью стало первым и единственным для Георгия. Сегодня мы его публикуем. Документальный фильм о Трофимове будет показан на канале Ren-TV в ближайшее время.

- Георгий, как вы попали в это подразделение ФСБ?

- Ничего оригинального здесь нет. Родился в Москве, окончил школу, закончил один из технических вузов Москвы. Кафедра в институте была связана со взрывчатыми веществами, и во время учебы приходили люди из нашего отдела, приглашали на работу. Мне их предложение показалось интересным, потому что меня с детства привлекала химия, а эта работа должна была быть, по их словам, интересной и разнообразной. И после института попал в это подразделение.

  

- Но то, что Вы делаете здесь, сильно отличается от Вашей гражданской специализации.

- Дело в том, что мое высшее образование не только химическое, но и инженерное. Конечно, в нашей профессии необходимы разносторонние знания. В нашем институте давали такие дисциплины, как сопромат, например, и это помогает в работе. Хотя многому пришлось учиться заново. Первые год-два приходилось учиться, а не заниматься взрывотехникой, историю наработанный опыт. Потому, что, конечно, идентичных взрывных устройств практически никогда не бывает, поскольку фантазия людей разнообразна (смеется). И каждый выезд не похож на предыдущий, он индивидуален, а права на ошибку, мы, к сожалению, не имеем.

- Первый выезд помните?

- Да, первый выезд запоминается на всю жизнь. Ну, это был достаточно, на мой взгляд, рядовой выезд. У нас существует такая примета, что когда человек впервые выходит на дежурство, то как правило, получается выезд. То есть новичок сразу попадает в боевые условия. Я не стал исключением. Мы выехали на подозрительный предмет - в лесопарковой зоне обнаружили какой-то пакет. И я хорошо помню, как робот подъезжает к этому пакету, я смотрю на него в камеру, робот стреляет из гидроразрушителя.. И потом, когда осматривали то, что осталось, выясняется, что в пакете лежали шесть гранат Ф1, облепленные пластитом. То есть адреналин в кровь вспрыснулся неслабый.

- Как вы выдерживаете такие психологические нагрузки?

- Мы же не каждый день сюда приходим. Дежурства достаточно частые, но не постоянные. Есть время на отдых, и успеваешь и физически и психологически восстановиться до следующего дежурства. Я привык, я знал, на что иду, и не жалею.

  


Так выглядит снаряжение взрывотехника

- Если помните, мы должны были это интервью снимать две недели назад, а так случилось, что пришлось интервью перенести…

- Вы сами знаете, что случилось - история с захватом заложников. Это реалии жизни. Часто приходится общаться с зарубежными коллегами, из Ирландии, из Израиля, у них это уже вошло в повседневную жизнь. Вот и у нас входит.

- Там работы много было для Вас?

- Да, очень много. Больше 30 взрывных устройств было обезврежено специалистами нашего центра.

- Эти взрывные устройства - работа профессионалов или любителей?

- Конечно, это была работа профессионалов. Любители, мне кажется, в последнее время, этим уже не занимаются. И, как я уже говорил, ни одно взрывное устройство не похоже на предыдущее, в каждом есть какая-то изюминка. Поэтому надо быть готовым ко всему. В Норд-Осте взрывные устройства не были похожи друг на друга. Хотя встречались однотипные. Поэтому не может в этой ситуации быть типичного подхода.

- Самое важное в процессе разминирования?

- Самое важное, это сохранить трезвую голову и холодный расчет, чтобы грамотно оценить ситуацию, и принять единственно верное решение, как действовать с этим предметом. Естественно, надо внимательно изучить обстановку и прежде всего эвакуировать всех людей из опасной зоны, чтобы никто не пострадал. Потому что какое-то время мы затрачиваем, чтобы добраться до места, где установлено ВУ. Ведь, если там установлен замедлитель, то оно взорвется вне зависимости от того, успеем мы что-то сделать, или нет. А затем, его надо изучить и принять решение, которое позволит его обезвредить.

- Костюм является для Вас гарантией безопасности?

Костюм не панацея. Ведь, конечно же, костюм не поможет при взрыве заряда большой массы. Поэтому, слава Богу, что существует робот, который во многих ситуациях выручает. Мы стараемся до минимума ограничить контакт человека со взрывным устройством. Но есть ситуации, когда без человека нельзя обойтись, то есть робот не может выполнить какие-то задачи, поэтому человеку приходится одевать костюм и подходить к взрывному устройству.

- Приходилось?

- Ну, пока только на учебных выездах и на муляжах. На боевых не доводилось еще. (смущенно улыбается)

- Можете ли вы сразу определить, муляж это или настоящая бомба?

- Дело в том, что не надо полагаться на интуицию в таких ситуациях. Интуиция может подвести, надо всегда оценивать ситуацию исходя из имеющейся информации. То есть смотреть на те факты, и уже исходя из этого принимать решение. Конечно, у каждого есть свои предчувствия, но их каждый держит в себе.

- Вы женаты?

- Да.


Трофимов управляет роботом

  

- А как родные относятся к Вашей работе?

- Домашние знают, но относятся спокойно. Потому что, как мне кажется, это такая же работа, как и многие другие, как ваша работа, ну, может быть, она несколько опасней. Но я считаю, это нужная работа, и кто-то должен ее делать.

- Насколько я знаю, на разминировании всегда работают несколько взрывотехников. Как Вы распределяете роли между собой?

- Да, дело в том, что на выезд ездит целая оперативно-следственная группа, у нас не один взрывотехник, а два, и в особо сложных случаях привлекаются дополнительные силы. Одна голова хорошо, а две лучше. Естественно, новичка сразу же не бросят в костюме взрывное устройство обезвреживать. Более опытный взрывотехник своим примером будет обучать новичка.

- Сколько вам платят?

- Зарплата как во всех правоохранительных органах. Конечно, нельзя сказать, что она очень высокая, но мы получаем надбавку за особые условия работы. На жизнь хватает, хотелось бы конечно, и больше, но пока такая ситуация в стране, что нет возможности хорошо оплачивать такую работу. Но я считаю, что тот уровень профессионализма, который имеют наши сотрудники, достаточно высок. Хотел бы еще сказать, что когда проходят какие-нибудь семинары с участием зарубежных коллег, то все отмечают наш высокий уровень.

- Я знаю, что не все в экспертном подразделении выезжают на выезды, что это дело добровольное…

- Да, это личное дело каждого человека. Человек должен быть психологически готов и спокоен, нельзя, чтобы у тебя какой-то мандраж, волнение, с которым ты не можешь справиться. Конечно, какое-то волнение присутствует, и страх есть, не боятся только дураки. Но страх, здоровый страх, умение справиться с собой, как раз и помогают в умении правильно принять решение. Если человек психологически готов, то может и подежурить.

- Как часто приходится дежурить?

- В идеале, у нас должны быть дежурства два раза в месяц. Но на практике, приходится три-четыре, а в сезон отпусков и пять и шесть дежурств в месяц.

Ну, а с частотой выездов не угадаешь, может быть один, а может и два, и три.

- Дежурство длится сутки, не тяжело?

- Да нет, сложностей нет никаких. Группа наша - это единый организм, единый коллектив. Мы все прекрасно с друг другом ладим, настолько люди сошлись с друг другом, что даже отдыхать ездим вместе с семьями. У нас полное взаимопонимание. Мандраж ожидания - такого не бывает.

- В вашей работе, наверное, бывают не только тяжелые, но и забавные ситуации?

- Применительно к нашей работе, я бы не сказал, что очень много забавных историй происходит. С натяжкой назвал бы их забавными. Помню, выезжали мы на подозрительную коробку, и при осмотре выяснилось, что это женская сумочка, там ясно просматривался детонатор. А потом выяснилось, что это был вовсе не детонатор, а карандаш для губ. А было полное ощущение, что это детонатор, и все отработали по полной.

Еще был случай в госпитале военном. И уже после того, как был разрушено взрывное устройство, вокруг выставили оцепление молодых солдатиков. чтобы криминалисты могли собрать все детали устройства, упаковать их надлежащим образом. А при обезвреживании в монитор явственно были видны электронные часы. Но потом на месте мы никак не могли их найти. И было очень удивительно обнаружить эти часы в кармане одного из солдатиков.

Один раз стреляли по рыбе. Были подозрительные коробки, большие достаточно. Выстрелили, оказалось, там были три огромные семги. И выстрелом аккуратно отстрелило две головы, то есть рыбу не повредили.

- В СМИ часто упоминается водяная пушка, а что это такое?

- Это гидроразрушитель. Скорость воды у него настолько высока, что устройство не успевает сдетонировать - оно разрушается быстрее. В большинстве случаев работает безопасно.

- Вы постоянно в паре работаете с роботом, не ссоритесь с ним?

- Конечно, если какая-то неполадка, то начинает зло брать. Но это же машина, ей свойственно ломаться. Относимся к нему как партнеру, как к товарищу, как к хорошему подручному средству, которое может обезопасить твоего первого номера.

- То, что Вам обещали люди, которые Вас пригласили на эту работу, сбылось?

- Если честно сказать, то реальность оказалась интересней. Того, чем приходится заниматься, я себе и представить не мог. Сама работа не рутинна, постоянно что-то новое, каждый день не похож на предыдущий.

- Сколько лет здесь работаете?

- Уже шесть лет.

- Не надоело?

- Нет.

- Как вы живете таким большим коллективом?

У нас коллектив на редкость удачный, и на редкость дружный. Я не представлял, что попаду в такой дружный коллектив. Но мне кажется, что у нас по-другому и нельзя. Если бы нас раздирали внутренние склоки, то мы бы не смогли сосредоточиться на нашем деле. Я знаю, что в сложной ситуации я могу положиться на моих коллег на все сто. И они меня выручат, и они меня заменят. И, я готов ответить им тем же самым.

- Где, на Ваш, взгляд, работают профессиональней - в России, Израиле, Ирландии?

- Как мне кажется, отношение к профессии везде одинаково. Все понимают ее необходимость.

Совместный проект "Версии" и "Агентуры.Ру" /"Версия" 21.07.03 /

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->