Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Это 2-я глава из книги Юрия Уфимцева "Сквозь бамбуковый занавес: КГБ в КНР", которая планируется к выходу в издательстве "Восток-Запад" в феврале 2006 года. На данный момент - это единственная работа, которая посвящена деятельности советской  разведки в КНР с 1953 по 1991 год. С момента образования КГБ до момента его ликвидации. Эта книга посвящается  людям, отдавшим свои жизни делу  государственной безопасности того государства, в котором мы все жили. Со многим они конечно не согласятся. Но в споре и рождается истина. Которая,  в деле спецслужб,  известна только посвященным. О них и книга.

Глава 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАСТРОНОМИЯ. КРАСНОЕ И БЕЛОЕ, ИНЬ И ЯНЬ

У Сталина было два личных повара -  грузин и китаец. А один из поваров, работавших на его даче, был ни кем иным, как отцом отца нынешнего президента России Путина…  По  восточной философии, в мире все взаимосвязано  - в том числе и  гастрономия и политика. Даже терминологически: политическая кухня, глобальные аппетиты … 

Красный перец и белая редиска

Както, в 1965-ом, будущий председатель КГБ Андропов, в составе партийной делегации посетил Пекин. На прощание Чжоу Эньлай устроил банкет. На банкете, устроенном в честь российских гостей чего только не было: и жареные шелкопряды и лягушки в кляре, змеи, черепахи и печеная саранча… Когда подали какое-то блюдо, которое  показалось Андропову особенно экзотичным, он наклонился к помощнику председателя Совмина и сказал: "Мне кажется, они хотят доказать, что эти ревизионисты все проглотят".

Время было такое, что в любом жесте, в любой фразе, в любом блюде искался какой-то тайный смысл, какие то идеологические яды, сильно отравлявшие мирное сосуществование двух поистине великих стран соседей. (*)

Основным  вопросом во взаимоотношениях  КНР и СССР  со дня основания первого и до конца существования последнего являлся вопрос - кто главный? Кто же главный в мировом социалистическом движении? Кто действительно ревизионист, а кто нет? Кто поведет человечество к всемирной победе коммунизма - Китай или Советский Союз?  Кто самый красный?

Еще в 1942-м,  находясь в окружении японских и гоминьдановских  войск,  Мао спрашивал  одного из российских советников:

-  Сталин - революционер? А любит красный перец? Настоящий революционер обязательно ест красный перец. Александр Македонский наверняка обожал красный перец. Он великий человек и революционер в своем деле. И Сталин, конечно, ест перец. Ешь перец и ты. Давай, если ты революционер…

"Вскоре, - как отметил советник. - Лицо у Мао стало красным, как перец в наших тарелках…".

После победы Мао приехал в Москву, где встретился  со Сталиным.

Какое же, товарищ Сталин, вино Вы  предпочитаете? - поинтересовался он у  главы Советов, заметив, что тот смешивает оба вида. - Красное или белое?

Верю в красное, - задумчиво сказал Сталин. - Как-то, давно это было, во время болезни тифом в ссылке один добрый врач в тюремном госпитале тайком отходил меня малыми дозами красного вина… Спас меня от верной смерти. По крайней мере, я в это верю. С тех пор я как-то проникся сознанием его целебности…

Когда же Мао уехал, Сталин бросил одному из своих подчиненных:

- Этот человек - редиска. Он только сверху красный. Нутро у него - белое…

В 1957 Мао последний раз побывал в Москве на международном совещании коммунистических и рабочих партий.  Хрущев пообещал поделиться с Китаем тайнами производства ядерного оружия и подарить Мао образец ядерной бомбы при условии, что тот не будет возражать против главенства СССР в мировом коммунистическом движении. Вскоре русские передали Пекину чертежи, документацию и макет бомбы, пустили в КНР  циклотрон, завод по производству плутония и экспериментальный атомный реактор. Осталось только лифты поставить… Но, если раньше Мао еще находился под влиянием личности Сталина, то с уходом последнего он уже не видел себе равных.

В 1960 году Хрущев заявил об отказе от соглашения по ядерным технологиям и отозвал из Китая 1292 специалиста. Таким образом, Китай отказался признать главенство СССР, СССР отказался передать Китаю бомбу и объявил  китайских  коммунистов гегемонистами. В свою очередь, китайские коммунисты с 1966 года объявили Мао  Цзедуна "Самым красным солнцем в наших сердцах". А сердец этих было ни много, ни мало -  каждое четвертое на земле. Началось мощное идеологическое противостояние двух великих социалистических держав, постоянно подогреваемое наличием у обоих  атомного оружия. В первых рядах этого противостояния  шли и бойцы невидимого фронта - чекисты КГБ.

Объединить, сократить, а сбоку - отрезать…

Идеологическое противостояние, борьба за лидерство в мировом коммунистическом движении привели к тому, что ЦК КПСС настоятельно стало требовать от КГБ создания широкой агентурной сети в Китае, активизации шпионской деятельности. Необходимо было знать, что думают китайские коммунисты, влиять на эти думы. В душевном порыве председатель Андропов даже сказал, что даст орден тому, кто первым завербует китайца. В 60-е перед внешней разведкой была поставлена задача по выявлению и разоблачению подрывных планов Пекина против СССР и международного коммунистического движения в связи с враждебной позицией руководства КНР СССР на международной арене. Последний советский советник китайцев, генерал-лейтенант КГБ Питовранов, например, в своих донесениях в центр докладывал, что лидеры КНР отвергают советскую политику мирного сосуществования с капиталистическими странами, считая ее уступкой империализму; отвергают также концепцию мирного перехода к социализму в развитых странах. Это противоречило основным постулатам марксистской идеологии, и такие донесения шли по высшей разметке - то есть моментально ложились на стол первым лицам советского государства.

В соответствии с наказом партии, в 70-х годах была разработана советская разведывательная доктрина, в которой указывалось, что, "в связи с резким усилением фактора внезапности в ракетно-ядерной войне, главная задача разведки заключается в предотвращении внезапного нападения на Советский Союз. В этих условиях советская внешняя разведка выполняет следующие основные задачи: в военно-политической области - своевременно выявляет политические, военно-политические и экономические планы и намерения, особенно долгосрочные, главных империалистических государств, а так же группы Мао Цзедуна в отношении Советского Союза и других социалистических стран. Осуществляет захват и нелегальную доставку в СССР лиц, являющихся носителями важных государственных и иных секретов противника, образцов оружия, техники…". В связи с последним, интересна одна  "гастрономическая" акция, как раз проведенная в это время периферийными чекистами и получившая положительные отзывы в московском Центре.

- Как-то вышел к нам бывший китайский спецназовец и рассказал, что есть у них такая специальная книжка-учебник по выживаемости в природных условиях, - вспоминал непосредственный участник операции. - Посвящена она всему тому, что можно есть, если ты оказался один на один с природой. Он нам рассказал, что помнил, мы все это отписали в Москву и получили указание книжку эту добыть. Заслали агента и он нам эту книжку вскорости принес. Попросту украл в одной из воинских частей, воспользовавшись тамошним бардаком. Книжка была секретной - на ней стоял их знак секретности - пятиугольник, наподобие нашего знака качества. Занятное было издание. Восемьдесят страниц. В цвете. У нашего спецназа тоже была такая, так сказать “кулинарная книга”,  но в основном она описывала то, что можно есть сверху от земли, китайцы же упор делали на то, что под землей. И это ведь действительно - “над” не всегда что-то есть, а “под” всегда что-нибудь ждет лета, копошится и шевелится в любую погоду, в любое время года, в любых климатических условиях. Именно поэтому, например, там была большая глава, посвященная руслам высохших рек. В иле этих русел - всегда кто-нибудь да имелся…  Книга состояла из нескольких разделов по периодам, по ландшафтам и так далее. Помню, например, был там раздел мумие. Мумие, согласно этому изданию может быть и не вкусной, но здоровой пищей  и является не чем иным, как пометом птиц, переработанным временем и землей. В горах там все ясно - птиц много, мумие скапливается в определенных местах и выходит такими прожилками. Но птицы то есть не только в горах - они везде. И мумие значит везде. Так вот там давались признаки того, как отыскать его в обычных условиях в мизерных количествах. Но даже в малых объемах оно являлось сильным антисептиком, и повышало работоспособность организма. Были разделы насекомых, трав и так далее. Например, для обострения зрения рекомендовалось есть семена крапивы. Много места уделено было болотному аиру, который шел и в сыром виде и в муке и про запас.

Вообще, согласно пособию, до пятого мая все травы съедобны, даже белена - только нужно уметь готовить. Помнится, например, инструкция по муравьям. Приставляешь к муравейнику пустое бревно, с одного конца поджигаешь. Муравьи бегут к выходу, по ходу поджариваются и уже готовенькие падают в заботливо подставленную тобой кружку.

Кружка, кстати, была единственной цивильной вещью, имевшейся у китайских  спецназовцев. Помимо нее имелся автомат, полкило муки, боезапас, спички и соль. С такой не тяжелой выкладкой китайский спецназовец мог в день делать до 100 километров переходов. Все остальное он должен был добывать согласно этой книге. Книгу мы отправили в Москву. Она там немало шума наделала. (**)

… Однажды, проверяя показания нарушителя границы, данные в ходе следствия, следователи КГБ прошли по тайге более пятнадцати километров - искали окурок, который выбросил нарушитель. "Проще искать иголку в стоге сена, - вспоминал один из участников следствия. - Нашли, кстати, много окурков. Кто тут может столько курить в зоне заложения погранотрядов? Только пограничники. Кстати, тот китайский окурок мы каким-то чудом тоже нашли. Наши пограничники китайские сигареты не курят. В ходе следственного эксперимента с участием другого нарушителя границы, мы однажды прошли около пятидесяти километров. Он сначала дал пояснения, нарисовал кроки местности. Потом показывал это на месте. Памятью обладал отличной. Осмотрели все места его ночевок. Остатки пиршеств. А ел он все: ежей, змей, короедов, древесные грибы, корни, травы. Когда на наших глазах он съел какого-то слизняка, которого выковырял из коры, то у сопровождавшего нас начальника заставы подозрительно долго ходил кадык. Потом он признался, что с трудом преодолел рвотный инстинкт.(32)

Итак, доктрина была разработана, работа проводилась, а отношения с Китаем все ухудшались и ухудшались. И тогда в Центре состоялась дискуссия, - а не пришло  ли время теперь квалифицировать Китай, как "главного противника" (последним всегда являлись США)? Все же, памятуя о социалистической основе азиатского соседа, было решено "главного" оставить за Штатами, а Китаю именоваться - "основным". Одновременно было принято решение усилить работу по основному противнику. В связи с этим, ПГУ значительно увеличило число сотрудников, работающих по КНР.

В 1972 поступило предложение о создании на базе 2-й службы управления, нацеленного, прежде всего, на агентурное проникновение в спецслужбы США, НАТО и КНР (впоследствии ставшего управлением "К").

К 1976-му году, резидентом КГБ в Пекине стал  Михаил Турчак, и пекинская резидентура стала одной из самых мощных разведточек за рубежом. Резидентуры за рубежом стали получать из Центра сводок о Китае больше, чем о других странах. Лично и сам Андропов постоянно интересовался китайским коммунизмом. Еще,  будучи  секретарем ЦК КПСС, Андропов пригласил к себе вернувшегося из Китая резидента.

"И сейчас помню этот кабинет на Старой площади, - писал резидент уже  33 года спустя. - Помню, как он встал из-за стола, с улыбкой пошел навстречу…  Познакомились, поздоровались друг с другом, и он попросил: "Садись, рассказывай о всех своих впечатлениях, какие у тебя сложились после полугодового пребывания там, в Китае…" Я заметил, что на это потребуется очень много времени, которое вряд ли  позволительно отнимать у секретаря ЦК. Он, улыбнувшись, "приказал": "Начинай, рассказывай… Для Китая у нас времени достаточно…" Встреча продолжалась около четырех часов. Я не знаю, насколько ценными были сведения, сообщенные мной в той беседе. Но Андропова интересовали именно впечатления, наблюдения, моя точка зрения на то, каким образом можно разрубить узел советско-китайских противоречий. Зная сложность этого вопроса, я в шутку заметил: "Видимо, следует наложить на марксизм ленинизм, потом маоизм, затем все просветить, и что будет сбоку марксизма - отрезать". Он улыбнулся, ответил, что это уже пробовали…". (44)(***)

Вопрос о том, кто же все-таки самый красный, и ответ на него - являлись основным вопросом - задачей в деятельности КГБ в КНР до последней минуты, секунды существования этого органа - передового отряда самой передовой в мире партии.

В сентябре  1991 начальник разведки КГБ  СССР Шебаршин подал председателю КГБ Бакатину аналитическую записку о состоянии советско-китайских отношений, оценке Пекином происходивших в России событий, взгляд в будущее этих отношений. Записка состояла из  трех страниц сути и подробного объемного приложения. Записка вернулась с пометкой: "Мнение председателя: приложение и основной документ объединить и резко сократить. Написать в более дружественном тоне в отношении КНР. По его мнению, Китай будет поддерживать КПСС и эту мысль надо изложить. При этом при улучшении отношений с СССР в целом эта поддержка может быть меньшей. В этой связи он считает, что можно было бы в записке  высказаться за возобновление деятельности КПСС". Стали проверять, есть ли данные о том, что Китай будет поддерживать КПСС. Таких данных не было. Доложили Бакатину, что подтвердить его мнение фактами разведка не в состоянии. (****)

Телеграммы, - описывал потом один из своих дней Шебаршин. - Из Пекина. Взгляд на положение в советском руководстве. Взгляд объективный, строгий. Едва ли начальство порадуется, оно-то хотело бы, чтобы его любили все и уже конечно, за рубежом. Китайцев модными общечеловеческими ценностями не заморочишь, они реалисты… (27)

(*)  В честь 85-летия Андропова в средствах массовой информации появилось много публикаций об этом человеке различного характера. Интересна статья Макарова в "Аргументах и Фактах", где предполагается, что проглоченное Андроповым в Китае не прошло даром, и кончилось его смертью. "Просивший не называть свое имя высокопоставленный генерал КГБ утверждает, что Юрий Васильевич сам рассказывал ему, что впервые почувствовал себя по настоящему плохо в 1969 году после возвращения из Ханоя, куда летал с Косыгиным для участия в похоронах президента Вьетнама  Хо Ши Мина. На обратном пути они сделали остановку в Пекине, где в аэропорту встретились с руководством КНР. "Китайцы меня чем-то отравили тогда, но чем, наши врачи так и не выяснили", - сказал Андропов.

Но это, конечно, только предположения. Китайская кухня  ведь непривычна для наших желудков.

И потом, почему именно Андропова отравили китайцы, а не Косыгина? - поинтересовался журналист. "Потому что во всем мире были убеждены, что преемником Брежнева на посту Генсека  станет именно Андропов. И никто не хотел, чтобы  руководителем СССР стал столь сильный политик", - ответил генерал".

Но я бы (У.Ю.) хотел упомянуть, например, одно из самых распространенных китайских блюд "гобаожоу", которое подают на всех приемах. Это жирная свинина, добротно промоченная в уксусе, обильно политая расплавленным сахаром и основательно прожаренная. Теперь представьте, что есть ее будет  человек, у которого  артрит, колит, заболевание надпочечников, пораженные почки, несколько инфарктов и которому еще четыре года назад предлагали перейти на инвалидность. Таким человеком в то время  и был Андропов.

А вот свидетельство (вероятно, того же человека, что и выше) заместителя председателя КГБ СССР в 1970-1990 годах - генерала Пирожкова, приведенное в его интервью газете "Я телохранитель":

- Знаете, как сам Юрий Владимирович объяснял причину своей болезни, от которой он впоследствии и умер? Он и А.Н. Косыгин совершили поездку по юго-восточным странам, где вели острые переговоры, которые закончились практически безрезультатно. Едва вернулись в Москву, как у него заболели надпочечники, а потом - почки. Он полагал, что его отравили во время того вояжа. Юрий Владимирович это мне много раз говорил. Отношения у нас до его ухода в ЦК были доверительные. Звал он меня по имени, Володей. 

(**) Кстати, среди трофеев, оставшихся российским пограничникам после выдворения китайцев с острова Даманского в 1969 году, особый интерес вызвали необычные конфеты. Достаточно было съесть одну, чтобы довольно надолго лишиться чувства голода и жажды.

(***) Мне вспомнился отрывок из воспоминаний будущего лидера Финляндии маршала Маннергейма, который, еще будучи офицером российской армии, выполнял деликатное поручение российского генералитета в Китае. В 1906 году его вызвали в генштаб к генералу Палицыну, предложившему Маннергейму совершить двухгодичное путешествие на лошадях из российской Центральной Азии, через  Китай до Пекина. В задачу графа входило знакомство с обстановкой, сбор военных, статистических сведений, проверка старых карт и составление новых. Маннергейм прошел курсы фотографии, топографии и летом 1906 года выехал из Петербурга. По дороге в Пекин он посетил Далайламу и со словами, что “времена такие, что даже святому человеку чаще требуется пистолет, чем молитва”, подарил ему семизарядный браунинг. По возвращении в Петербург, Маннергейм получил приглашение к императору для рассказа о своем путешествии.

“Я спросил, сколько времени мне будет уделено, и услышал, что двадцать минут будет достаточно. Поскольку император не собирался садиться, я спросил, можно ли начинать, на что он утвердительно кивнул. Я докладывал стоя. Вопросы императора показывали, что он слушал мой доклад очень заинтересованно. Взглянув на настольные часы, я заметил, что прошло уже  не двадцать минут, а час двадцать, и тут же попросил извинения, объяснив, что не заметил, как прошло время. Его величество улыбнулся, поблагодарил за интересный рассказ и сказал, что он тоже не заметил, как пролетело время”.(101)

Библиография:

  • Смирнов А. Досье пограничного дознавателя Владивосток: "Русский остров", 2001
  • Дроздов Ю. Вымысел исключен М.: "Вымпел", 1997
  • Шебаршин Л. Из жизни начальника разведки М.: "Международные отношения", 1994
  • Маннергейм К. Мемуары М.: "Вагриус", 2000

Смотри также на "Агентуре":

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->