Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Ликвидации за рубежом: второе дыхание

Андрей Солдатов, Ирина Бороган / опубликовано в "Ежедневном журнале" /

Со дня своего образования, с 1991 года, российские спецслужбы отрицали возможность проведения силовых акций, другими словами ликвидаций.

Последними громкими акциями, в организации которых подозревается КГБ, долгое время оставались убийство в 1978 году болгарского диссидента Георгия  Маркова (знаменитый "укол зонтиком"), и покушение турецкого экстремиста Али Агджы на Иоанна-Павла II в 1981-м. Официально же проведением подобных акций за рубежом КГБ не занимается с 1959 года, после отравления Степана Бандеры.

При этом по негласным законам Холодной войны объектами "охоты" могли быть предатели и перебежчики, но не граждане иностранных государств, и тем более не сотрудники разведок. Объяснялось это соображениями элементарного здравого смысла: убийство кадрового разведчика - это убийство военнослужащего, а в таком случае Холодная война может  перерасти в настоящую.

В 90-е годы внешняя разведка много раз подтверждала свой отказ от политических убийств. Вячеслав Трубников, бывший директор СВР,  в декабре 2000 года в интервью газете "Россия" даже заявил, что политические убийства для российской разведки - "это совершенно чуждое явление, по закону наша деятельность не должна причинять вреда здоровью и жизни человека". Кроме того, еще в 1991 году внешняя разведка лишилась подразделения, которое было способно на проведение подобных акций. В 1991 году диверсионное подразделение внешней разведки - группу "Вымпел" - изъяли из СВР, и сегодня "Вымпел" входит в состав Центра специального назначения ФСБ.

Однако эта достаточно стройная система отказа от практики политических убийств дала трещину после начала глобальной войны с терроризмом.

Еще до терактов 11 сентября, в январе 2001 года в американский Конгресс был внесен законопроект под названием "Закон об уничтожении террористов" (Terrorist Elimination Act), разрешающий физическое устранение лидеров иностранных государств и террористов за пределами США. После сентябрьских терактов эта идея нашла еще  больше сторонников. И хотя законопроект Конгресс так и не принял, но до сих пор он периодически всплывает.

Привлекательность брутальных методов США для Кремля вполне очевидна. То, что может обсуждать одна сверхдержава, должно быть допустимо и для второй - это обычная логика для политиков с национальными комплексами. Кроме того, нашим спецслужбам давно импонирует стиль израильских спецслужб, для которых не существует границ, если их целью является террорист.

Нарыв прорвался в  феврале 2004 году, когда в столице государства Катар был взорван бывший вице-президент Чечни Зелимхан Яндарбиев. Спустя несколько дней по обвинению в его убийстве были схвачены два российских офицера, которых катарский суд приговорил к пожизненному заключению.

Позиция российского государства тогда была более чем странной. С одной стороны, власти твердили о невиновности офицеров, при этом прозрачно намекая, что делается это только из нежелания ухудшить положение арестантов. С другой стороны, в Кремле апеллировали к израильскому опыту зарубежных ликвидаций, то есть фактически оправдывали убийство Яндарбиева. Некоторые депутаты даже предложили представить офицеров к государственным наградам.

При этом ФСБ неуклюже организовала операцию поддержки соотечественников: катарских спортсменов задержали и как заложников посадили в следственный изолятор ФСБ Лефортово, а потом освободили без всяких объяснений.

В конце концов, за арестованных российских офицеров вступился сам Владимир Путин, позвонивший эмиру, и в декабре 2004 года катарские пленники приземлились в Москве. Причем на родину их доставили спецрейсом президентской авиакомпании "Россия". После этого следы ликвидаторов, которые должны были отбывать наказание в тюрьме, затерялись. Как неоднократно заявляли впоследствии представители Минюста, там нет сведений о том, где именно содержат двух заключенных.

Как именно повлияла ликвидация Яндарбиева на борьбу с терроризмом, вопрос сложный, ведь через полгода после этого случились подрыв двух самолетов и Беслан. Одно известно точно: имидж российских спецслужб оказался сильно испорчен.

Кроме того, активное участие ФСБ в катарском скандале привело к очевидной мысли, что силовые акции за рубежом может проводить не только СВР, но и Федеральная служба безопасности. Тем более что ведомственная принадлежность офицеров, ликвидировавших Яндарбиева, до сих пор не ясна.

Ведь на территории России отстрел террористов давно являются приемлемой тактикой для ФСБ. После уничтожения Масхадова Кремль ясно дал понять, что ликвидации допустимы, когда директор ФСБ Николай Патрушев отчитался перед президентом, а тот его поздравил. Между тем, поддержка "катарцев" на государственном уровне фактически установили допустимость таких акций и за пределами страны.

В результате теперь после устранения Яндарбиева при каждом подозрительном покушении, болезни или несчастном случае подозрения падают прежде всего на российские спецслужбы.

Именно убийство Яндарбиева дало повод обсуждать версию о причастности ФСБ к отравлению Ющенко. А в июне 2005 года на BBC выступил перебежчик Олег Гордиевский, который и вовсе заявил, что "теперь и ГРУ, и ФСБ, и СВР имеют свои отделения, которые готовят убийства за границей". После случившегося в Катаре дезавуировать такие заявления стало намного сложнее.

Между тем, по существовавшим в советские времена правилам, КГБ разрешалось уничтожать предателей, но не глав иностранных государств. Но кто знает, в какую категорию мог попасть Ющенко - ведь стал же по этой классификации предателем наших интересов президент независимого государства Афганистан Хафизулла Амин, расстрелянный в собственном дворце в самый разгар Холодной войны…

Смотри также на "Агентуре":