Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

«Невский экспресс»: кто работал над ошибками

Андрей Солдатов

Как и в августе 2007 года, версий, касающихся подрыва «Невского экспресса», две — националисты или боевики Докку Умарова. И те и другие отметились проведением акций на железной дороге — националисты подорвали поезд «Москва-Грозный» в 2005-м, а как раз сейчас в Новгороде идет суд над участниками группы, заминировавшей пути под «Невским экспрессом» в августе 2007 года. В авторстве этого теракта сходятся как боевики, взявшие на себя ответственность, так и следствие, назвавшее заказчиком амира «Кавказского эмирата».

Нынешний взрыв выглядит как классическая работа над ошибками: в 2007-мощность взрывного устройства была около двух килограммов в тротиловом эквиваленте, оказалось мало. Сейчас заложили семь кг, плюс для страховки установили второе взрывное устройство.

Однако впервые в информационном пространстве доминирует националистическая версия, прежде всего благодаря людям, называющим себя членами группировки «Combat 18», перехватившими пропагандистскую инициативу при освещении этой трагедии. «Кавказский след» отступил на задний план, но вряд ли Кремль, который еще весной официально закончил войну на Кавказе, отменив КТО в Чечне, можно с этим поздравить.

Последние три года два таких разных явления, как нацистские группировки и движение боевиков на Северном Кавказе, развивались пугающе параллельными курсами. Боевики отказались от преднамеренных атак на мирные объекты, сосредоточившись на сотрудниках правоохранительных органов и администрации, то есть представителях режима.

Националисты, со своей стороны, давно уже вышли за рамки примитивной тактики нападений группами на одиноких «инородцев», найдя для себя другие цели. Еще недавно оперативники на допросах регулярно спрашивали скинов, почему эти «берсерки» не идут воевать на Северный Кавказ, раз уж так озабочены засильем кавказцев, иноверцев и проч. В последнее время такие вопросы уже не задают, потому что ответы идентичны — главным врагом является режим (прежде всего, сотрудники милиции и спецслужб), а не инородцы. Уже есть примеры реализации такой стратегии — 5 мая в «день гнева» скины забросали бутылками с зажигательной смесью УВД в Нижнем Новгороде.

Радикализация нацигрупп уже привела к использованию тактики настоящих террористов: конспиративные квартиры (практиковалось Национально-социалистическим обществом НСО), покупка огнестрельного оружия (когда в сентябре этого года сотрудники ФСБ пришли задерживать члена НСО Сергея Маршакова, у того оказался не только ТТ, из которого он выпустил пять пуль в старшего лейтенанта ФСБ Илью Костерева, но наган и ружье 12 калибра).

Причем это был далеко не первый случай, когда сотрудники ФСБ попадали под обстрел националистов, которые сначала практиковались с травматическим оружием, а сейчас перешли на боевое.

У националистов появилась даже фирменная для начала 2000-х фишка «Аль-Каиды» – использование псевдонимов, которые не только усиливают конспирацию, но и идеологически обоснованы. Разница только в том, что если в «Аль-Каиде» участникам группы, захватившей самолеты 11 сентября, были присвоены имена первых последователей пророка Мухаммеда, то националисты, в среде которых крайне популярны языческие теории, проходят обряд раскрещивания, получая новые, славяно-языческие имена.

Есть лишь один пункт, где между боевиками и националистами есть пока существенный разрыв — владение технологиями.

Чтобы организовать подрыв скоростного поезда, необходим взрывник высокой квалификации. Например, в 2007 году была использована очень продвинутая схема, когда подрыв заряда инициировал флажок, падающий от воздушной волны, идущей перед поездом. Считается, что подобных специалистов у наци пока нет.

Один из страшных вопросов - как долго этот технологический разрыв будет сохраняться. Уже во взрывном устройстве, использованном при подрыве фонарного столба на Манежной площади в декабре 2007 года (напомню, что в августе по этому делу в был осужден близкий к НСО студент Иван Белоусов), использовалась более продвинутая, чем раньше, технология инициирования заряда на основе автомобильной сигнализации. При этом взрывник, кстати, так и не был найден.

Между тем, должно быть объяснение, почему два столь разных радикальных движения, как боевики на Северном Кавказе и скины в центральной России, сошлись как в выборе целей, которыми являются представители власти (и «Невский экспресс» вполне укладывается в эту схему, ведь гибель двух федеральных чиновников такого уровня, как глава Росрезерва и Росавтодора, не имеет прецедентов), так и тактики – почти одинаковый набор средств, причем «почти» носит, похоже, лишь временный характер. Вкратце это называется вооруженная борьба с режимом. При этом в схеме население не присутствует: ни боевики, ни националисты не принимают во внимание общественное мнение и не намерены бороться за него, выведя этот фактор из уравнения. Возможно, просто за его полным отсутствием.

Опубликовано в "Ежедневном журнале" 30.11.2009

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->