Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Вторая Мировая: Агентурная радиосвязь

В. В. Бабиевский Л. С. Бутырский Д. А. Ларин, к. т. н. Г. П. Шанкин , д. т. н., профессор / В рамках совместного проекта с журналом "Защита информации. Инсайд", oпубликовано в журнале под заголовком "Криптографический фронт Великой Отечественной. Агентурная радиосвязь" /

В статье рассматриваются средства связи, которые использовали разведчики, агенты, партизаны и подпольщики во время Второй мировой войны.

Способы скрытого общения войсковых разведчиков, партизан, разведчиков и десанта, заброшенных на вражескую территорию со своим Центром, а Центра с агентами и передача при этом как добытой информации, так и инструкций играют самую важную роль в разведывательной деятельности. Без этого любые операции по установлению военной фронтовой обстановки, добыванию секретных планов противника теряют всякий смысл.

Такие способы связи в идеале должны быть надежными, безопасными для агента, незаметными для окружающих и защищенными от возможного перехвата противником – службой контрразведки страны пребывания. Как правило, наиболее оперативным способом является эфирная радиосвязь, причем желательно на максимальные расстояния. Поэтому радиопередатчики, приемники и трансиверы (трансивер – приемопередатчик, в котором есть общие электрические схемы, используемые как в передатчике, так и в приемнике) – это исключительно важный технический компонент обеспечения разведдеятельности.

Специальная радиоаппаратура для передачи разведывательных сообщений появилась уже в 1920-е годы, однако особенно активное ее использование началось во время Второй мировой войны. Оригинальный принцип скрытого хранения и транспортировки шпионского радиопередатчика в обычном на вид «бытовом» чемодане был впервые предложен французскими и немецкими специалистами в конце 1930-х годов. Такой подход был в скором времени по достоинству оценен и принят на вооружение разведками ряда других стран.

Такие радиопередатчики и приемники на электровакуумных лампах были достаточно громоздкими, тяжелыми, энергоемкими, но со временем их конструкция существенно улучшилась. Особое внимание уделялось тому, чтобы внешний вид чемоданов не отличался от тех, что использовались в стране пребывания агента. Так, например OSS – Управление стратегических служб США (предшественник ЦРУ), использовало для размещения шпионских радиопередатчиков чемоданы, купленные у беженцев из Европы, прибывавших в Нью-Йорк во время войны. Зачастую они размещались внутри небольших чемоданов, рюкзаков, мольбертов, детских колясок, продуктовых корзин и т. п. так, чтобы радисты-разведчики, работавшие на территории оккупированной немцами Европы, легко могли перевозить ее, не вызывая подозрений у окружающих.

Радиопередача из Центра сопряжена с гораздо меньшими техническими и конспиративными проблемами, чем от агента Центру. Во многих случаях для этого используются не только достаточно мощные радиопередатчики, принадлежащие Центру и располагающиеся на своей территории, но и привлеченные к этой задаче широковещательные государственные радиостанции. При высоте антенн в десятки метров и излучаемой мощности от 1000 Вт передатчики Центра в коротковолновом диапазоне обеспечивают возможность уверенного приема сообщений агентом на расстоянии в несколько тысяч километров даже на обычный, не вызывающий подозрений гражданский бытовой радиоприемник.

Так называемые номерные радиостанции, являющиеся простым и надежным способом коммуникации правительственных организаций со шпионами, работающими под прикрытием, вещают со времен Первой мировой войны. В основном, номерные радиостанции работают в одинаковом формате, однако имеются некоторые различия. Передача начинается в начале часа или получаса. В качестве прелюдии используется какой-либо идентификатор для станции, а иногда и для адресата сообщения. Идентификатор может быть фонетическим или числовым («Charlie India Oscar», «250 250 250»), использовать характерные фразы («1234567890», «Atencioґn! Atencioґn!») либо фрагменты музыкальных произведений. Вступление может также указывать на характер и приоритет сообщения или предупреждать, что сообщения не будет. Часто вступление повторяется в течение некоторого времени. Затем следуют группы из четырех или пяти цифр и/или букв. Для обеспечения надежности передачи диктор повторяет каждую группу дважды или дублирует сообщение целиком. Такие сообщения обычно можно расшифровать при помощи одноразового шифровального блокнота.

Некоторые станции передают несколько сообщений. В этом случае весь процесс повторяется с разным числовым содержимым. После того, как все сообщения отправлены, станция заканчивает работу. Обычно для этого используется фраза, так или иначе связанная со словом «конец» (end of message, end of transmission, «ende»; «fini»; «final»).

Такая практика существует до настоящего времени, а инструкции Центра зачастую передаются вполне легально голосом оператора, неспешно зачитывающего кодированные и шифрованные сообщения, обычно представляющие собою группы цифр и букв. Надежный слуховой прием и ручная регистрация таких передач для агента не представляет трудности, не говоря уже о возможном применении магнитофона.

Радиопередатчик разведчика обладает гораздо более скромными техническими характеристиками по мощности излучения, габаритным размерам, массе, мощности автономных источников питания ввиду необходимости применения в оперативной обстановке и надлежащего камуфляжа. Кроме того, чтобы уменьшить риск радиопеленгации контрразведкой противника, кодированное сообщение от агента должно быть по возможности кратким, а мощность излучения передатчика ограниченной.

Подготовка к развертыванию разведывательно-подрывной деятельности против Советского Союза и его вооруженных сил проводилась специальными службами фашистской Германии еще накануне войны. Особую активность при этом проявляла немецкая военная разведывательная и контрразведывательная служба «Абвер».

В июне 1941 года для организации и руководства разведывательной, контрразведывательной и диверсионной деятельностью на советско-германском фронте служба образовала специальный орган – так называемый штаб «Валли».

Отдел штаба «Валли 1» руководил разведывательными абверкомандами и абвергруппами, отделы штаба «Валли 2», «Валли 3» организовывали диверсионно-террористическую и контрразведывательную работу соответственно. Накануне нападения на Советский Союз каждой армейской группировке были приданы по одной разведывательной, диверсионной и контрразведывательной команде абвера. В свою очередь подчиненные абверкомандам абвергруппы распределялись в каждую армию.

Помимо абвера на советско-германском фронте активно действовал и ряд разведывательно-диверсионных органов полиции безопасности и СД. К примеру, в марте 1942 года Главным управлением имперской безопасности (РСХА) был создан специальный орган для подготовки и заброски агентуры в глубокий тыл Советского Союза, получивший условное наименование «Унтернемен Цеппелин» (предприятие Цеппелин). Забрасываемые «Цеппелином» группы агентов должны были создавать бандитско-повстанческие формирования, распространять в советском тылу панику, вести разведывательную и диверсионную работу. Всего на протяжении Великой Отечественной войны на советско-германском фронте действовало более 130 разведывательных, контрразведывательных и диверсионных команд и групп абвера и СД, а также около 60 школ по подготовке шпионов, диверсантов и террористов. Свои разведывательные и контрразведывательные подразделения были развернуты на Восточном фронте и некоторыми государствами-сателлитами фашистской Германии, в частности Румынией и Финляндией.

С апреля по июнь 1941 года немецкая разведка забросила на территорию Советского Союза значительное число хорошо подготовленных и вооруженных агентов, которые были снабжены портативными радиостанциями и другим необходимым снаряжением. Агенты вербовались из числа белоэмигрантов и особенно членов таких антисоветских организаций как «Российский общевоинский союз», «Русский фашистский союз» и некоторых других, а также лиц немецкой национальности, в том числе выходцев из СССР, владевших русским языком.

К началу августа 1942 года органам госбезопасности стали известны 36 школ абвера на временно оккупированной советской территории, в которых обучалось одновременно до 1500 агентов-разведчиков и диверсантов. Основную часть своей обученной агентуры противник забрасывал через линию фронта на самолетах группами по 2–3, реже – по 10–20 человек. Только с марта по июль 1942 года органами госбезопасности было задержано 222 вражеских парашютиста, из которых 76 человек сдались добровольно, а 15 было убито при оказании сопротивления. У парашютистов изъяли 74 радиостанции, значительное количество взрывчатых и зажигательных веществ, аппараты для прослушивания телефонных переговоров и другое снаряжение.

Ориентировка о структуре и деятельности германских разведывательных и контрразведывательных органов, действующих на Восточном фронте, сообщала, что во втором квартале 1941 года немцы начали переброску в приграничные советские районы квалифицированных агентов из числа русских белоэмигрантов, латышей, эстонцев, литовцев, поляков, чехов, финнов, окончивших специальные школы в Штеттине, Кенигсберге, Вене, и снабженных приемо-передающими радиостанциями. Эта агентура имела задание:

  • создать на советской территории нелегальную сеть радиостанций для связей в военное время;
  • изучить дислокацию частей Красной Армии и расположение особо важных оборонных объектов;
  • установить ориентиры для бомбардировки объектов оборонного и государственного значения;
  • подготовить кадры сигнальщиков, облегчающих немецкой авиации прицельную бомбардировку в ночное время;
  • организовать опорные базы для связи и оказания поддержки германским парашютным десантам.

Планировалось активизировать ОУНовское подполье на Украине и другие националистические формирования, подготавливающие вооруженные выступления, создание диверсионных групп и баз для действия в тылу Красной Армии и организацию террористических актов против командного состава Красной Армии и советско-партийного актива.

Радисты-разведчики дополнительно изучали специальные дисциплины:

  • прием на слух;
  • работу на ключе;
  • правила корреспонденции на зуммерных столах;
  • материальную часть действующих радиостанций;
  • работу на радиостанциях на сближенных расстояниях;
  • работу на радиостанциях в полевых условиях;
  • работу на дальних расстояниях (например, Варшава-Харьков) и способы шифрования.

Для достижения надежной связи на максимально возможном удалении практически все агентурные трансиверы конструируются на диапазон частот ~1,5 –16 МГц. Повышенная дальность связи в этом диапазоне возникает благодаря тоннельному явлению многократного отражения радиоволн от ионосферы и Земли. Мощность переносных и мобильных агентурных трансиверов ограничивается источниками питания, особенно в полевых условиях, и составляет от нескольких до (реже) десятков ватт. Природа распространения электромагнитных излучений такова, что для увеличения дальности связи в 2 раза при использовании ненаправленных антенн необходимо увеличение мощности радиопередатчика в 16 раз. Поэтому в практических условиях агентурной связи решающую роль играют не столько мощность передатчика, сколько конструкция и линейные размеры приемопередающей антенны. Так, например, если передатчик с одной и той же излучаемой мощностью при использовании штыревой гибкой антенны размером 2,4 м обеспечивает дальность связи 10 –20 км, то с антенной типа «наклонный луч» дальность возрастает до 200 км, а с дипольной антенной размером 44 м – до 500 км. Наиболее простой, малозаметной и легко маскируемой направленной антенной является «наклонный луч». Длину такой антенны для достижения максимальной дальности связи желательно согласовать с рабочей частотой агентурного передатчика, а также выполнить резонансную подстройку с помощью антенного конденсатора переменной емкости.

Как правило, разведывательная информация передается в телеграфном режиме при помощи азбуки Морзе. Телеграфный режим имеет существенное преимущество перед телефонным по используемой мощности и помехоустойчивости связи, что позволяет осуществлять устойчивую связь на примерно вдвое большие расстояния. К тому же сообщения, передаваемые кодом Морзе, куда легче зашифровать с большой стойкостью против возможного дешифрования, чем речь (телефонию) при помощи так называемых скремблирующих аппаратов, которые, кроме того, имели невыгодные для оперативного использования массо-габаритные характеристики.

Во время войны связь телеграфом осуществлялась исключительно в режимах ручной передачи на ключе и слухового приема в пункте назначения. Скорость передачи в зависимости от квалификации радистов была невысокой – 100–120 знаков в минуту. Лишь в конце Второй мировой войны начались разработки автоматизированных средств ускоренной передачи информации, когда все сообщение буквально выстреливалось в эфир за считанные секунды. Телеграфное сообщение предварительно кодировалось и записывалось, приобретая вид обычной 35-миллиметровой фотопленки с пробитыми в определенной последовательности отверстиями. При ускоренном воспроизведении такого сообщения длительностью в одну минуту оно могло быть сжато до 1,5 секунд, что существенно уменьшало вероятность обнаружения и пеленгации сеанса связи противником.

До и во время войны техника радиопеленгования в Германии находилась на высоте. В середине 1941 года Гитлер созвал особое совещание, результатом которого стало создание специальной зондеркоманды во главе со специалистом своего дела К. Гирингом. В нее вошли самые опытные работники абвера, гестапо и секретной службы СС. Десятки операторов круглосуточно прослушивали эфир, записывая сообщения с таинственными позывными, дешифровальщики бились над кодами, по улицам Берлина, Антверпена, Брюсселя кружили автофургоны, напичканные лучшими в мире радиопеленгаторами, производившимися в основном фирмами Telefunken и Rohde & Schwarz. Нередко руководители требовали от радистов многочасовых выходов в эфир в течение суток, что совершенно недопустимо, так как для пеленгации достаточно 10–20 минут передачи. Большинство провалов агентов происходило именно по этой причине.

Мнение о том, что смена рабочих частот передатчика во время сеанса агентурной связи затрудняет его обнаружение и пеленгование, не совсем верно. Для обнаружения радиопередатчиков, изменяющих рабочую частоту, конструировались широкополосные, не настраиваемые «апериодические» приемники прямого усиления, способные детектировать достаточные мощные радиосигналы несмотря на перестройку их частоты.

С развитием элементной базы агентурная радиоаппаратура существенно уменьшалась в размерах. В годы Второй мировой войны агентурные радиопередатчики часто выполнялись в виде двух-трех отдельных блоков. Пример такой аппаратуры – мощные агентурные радиопередатчики SE100/11, SE108/10 и другие, которые использовались во время войны агентами абвера. Подобно другим аппаратам того времени, они был разделены на три модуля: передатчик, приемник и источник питания.

Модульная конструкция облегчала их скрытое хранение, и в случае необходимости радиостанцию можно было собрать в считанные минуты.

Различные модели агентурных трансиверов перед войной и в ее начале интенсивно конструировались в Германии, Англии и США. В этот период Германия была мировым лидером по производству войсковых и агентурных радиостанций. Только для абвера, начиная с 1938 года, выпускалось более десятка агентурных радиостанций различной излучаемой мощности. По большей части они работали телеграфом в диапазоне частот 3–8 МГц. И если у моделей SE 76/15 и SE 85/14 мощность излучения составляла 14–15 Вт, то у S89/80 и S93/250 – достигала значений 80 и 250 Вт соответственно. С целью уменьшения габаритных размеров и энергопотребления от батарей во многих моделях трансиверов количество электровакуумных ламп в приемнике не превышало трех, причем при работе на передачу могли использоваться всего две из них. Трансиверы с большим количеством радиоламп предпочитали разрабатывать в Соединенных Штатах для связи агентов OSS (позднее ЦРУ США).

В 1941–1943 годах талантливый офицер-связист британской армии майор Джон Браун сконструировал для SOE – британского Управления специальных операций – весьма удачные «радио в чемодане» модели B Mk-II и A Мk-III. Приемопередатчик B Mk-II поначалу предназначался для передачи сообщений на расстояние до 800 км, но на практике при благоприятных условиях и применении 60-футовой (примерно 20 м) антенны это расстояние почти удваивалось. Оба эти аппарата активно использовались во время войны агентами SOE, но именно B2 или Type 3 Мk-II, созданный Д. Брауном в 1943 году с использованием американских миниатюрных радиокомпонентов, стал лучшим агентурным радиопередатчиком союзников в го- ды войны.

Агенты британской разведки передавали свои сообщения с оккупированной немцами территории Европы, а прием сигналов осуществлялся стационарными радиоцентрами, размещенными по всей территории Великобритании. Использование направленных приемных антенн способствовало круглосуточной надежной агентурной радиосвязи. Операторы таких приемных центров готовились из числа медсестер Добровольной организации сестер милосердия – FANY (First Aid Nursing Yeomanry). Для исключения повторения радиосеансов все принимаемые сообщения регистрировались звукозаписывающей аппаратурой. Это уменьшало вероятность перехвата их немецкой радиоконтрразведкой. В составе SOE была также создана особая аналитическая служба для определения и идентификации «почерка» радиооператора, работающего кодом Морзе. Такая система помогала выявлять оперативные «радиоигры», инспирированные немецкой контрразведкой на захва-ченной при аресте агентов радиоаппаратуре.

Во время второй мировой войны группы французского движения Сопротивления активно использовали радиосвязь для получения шифрованных сообщений из Англии. Помимо новостей военного времени радиовещательные станции BBC передавали также секретные сообщения по заданию SOE. Понимая всю важность такой радиосвязи для французских партизан, фашистские оккупационные власти конфисковали у населения все радиоприемники с коротковолновыми диапазонами.

Возникшую проблему решил тот же Джон Браун, разработав в 1943 году миниатюрный 5-ламповый связной приемник Mk-1 (Type 36/1 или MCR-1, диапазон 0,15–15 МГц) в виде двух блоков (приемник и блок питания), каждый весом около килограмма. Обычно бойцы Сопротивления прятали его в жестянках из-под печенья, благодаря чему приемник получил свое второе название – Biscuit Tin Receiver. За годы войны более 30 000 таких приемников были изготовлены британской корпорацией Filco и направлены на французскую территорию для обеспечения связи с агентами SOE, а также на другие оккупированные немцами территории для групп движения Сопротивления.

Кроме того, в начале войны британские службы SOE и MI-6 SIS достаточно широко использовали агентурную 3-ламповую радиостанцию Paraset, которая также применялась группами сопротивления во Франции, Бельгии и Нидерландах.

Приведем основные характеристики наиболее распространенных агентурных радиостанций времен Второй мировой войны.

PRC-1/RT-30, камуфлированный в кейсе, в начале войны использовался OSS, но впоследствии из-за слишком большой массы был снят с эксплуатации. Однако, не считаясь с этим неудобством, его широ-ко применяли другие разведывательные службы, партизаны и др.

КВ-трансивер PRC-5 предназначался для специальных агентов военной разведки США и камуфлировался под багажную сумку, небольшой портфель или дорожный кейс. Режим связи – телеграфный. В PRC-1 и PRC-5 использовались электровакуумные лампы. Применение транзисторов способствовало некоторому снижению массы и началось с моделей семейства трансиверов PRC-6, производившихся помимо США в Германии и Южной Корее (в послевоенное время). Тем не менее, например, масса военной КВ/ОБП радиостанции PRC-42 (1958 год) диапазона 2–12 МГц и мощностью 20 Вт вместе с источником питания составляла около 14 кг. В СССР нарастающая опасность войны также потребовала новых разработок малогабаритных радиостанций для военной разведки, отделов и войск НКВД, будущих партизанских отрядов, воздушно-десантных войск. За основу были выбраны лучшие образцы легких малогабаритных радиостанций, предназначавшихся для геологов и полярников.

Первые коротковолновые радиостанции, сконструированные в НИИ военной разведки и НИИ НКВД – ПП-16, «Омега», «Белка», подверглись сравнительным испытаниям. Предпочтение было отдано «Омеге» ввиду ее меньшего энергопотребления, массе около 3 кг, выходной мощности 1,3 Вт, дальности связи до 300 км и возможности работать в плавающем диапазоне, тогда как «Белка» работала только на нескольких кварцованных частотах. В результате Б. Михалиным, В. Покровским и И. Мухачевым в середине 1941 года на базе «Омеги» под военные нужды в НИИТС Красной Армии была создана легендарная переносная 3-ламповая телеграфная КВ-радиостанция «Север». Начало войны потребовало срочно освоить ее серийный выпуск, который и был налажен на остатках эвакуированного завода имени Козицкого в голодающем и отрезанном от страны блокадном Ленинграде. До конца 1941 года было выпущено около тысячи станций, а к концу 1943 года объем выпуска достиг 2000 штук в месяц. В 1942 году станция была модернизирована и выпускалась под наименованием «Север-бис», а Б. Михалина наградили орденом Красной Звезды [21].

В первые три недели июля 1941 года только Западный фронт забросил в немецкий тыл 19 разведывательно-диверсионных групп и 7 отрядов общей численностью 500 человек. Однако оказалось, что полтысячи разведчиков мало что могут сделать. Перелом наступил только в сентябре. Почему? На этот вопрос начальник отдела агентурной разведки Разведуправления в годы войны генерал Н. Шерстнев ответил так: «Из всех видов связи Центра с агентурой радиосвязь оказалась основным средством. Именно с тех пор, как в сентябре 1941 года поступила на вооружение радиостанция „Север“. До появления этой рации потери агентуры были исключительно большими». С принятием ее на вооружение нашему командованию стало возможным не только своевременно получать развединформацию из тыла противника, но и определять районы действий разведывательных и партизанских формирований, ставить им задачи, координировать их действия с частями армии, снабжать всем необходимым для быта и выполнения задач в тылу врага, эвакуировать раненых и больных и т. п. Радиостанция «Север» применялась также и для выполнения общегосударственных задач. Так, все переговоры о прибытии в Москву из немецкого тыла представителей временного польского правительства были проведены с использованием этой радиостанции. Дальность связи достигала 400 км и более в благоприятных условиях» [22].

Производство радиостанций велось в режиме строжайшей секретности – немцы долгое время считали, что это радиостанция английского происхождения. Для того чтобы ввести врага в заблуждение до 1944 года на ручках и передней панели надписи были выполнены на английском языке, при сборке частично использовались радиодетали английского производства, а маркировка с отечественных деталей сошлифовывалась. Такая маскировка тем более была оправданной, поскольку в разведке использовались также американские и английские радиостанции, поставлявшиеся в СССР по ленд-лизу. По воспоминаниям командующего группой немецких армий «Север» генерал-фельдмаршала В. Лееба немцы даже представить себе не могли, что в СССР в блокадном Ленинграде могла быть создана радиостанция, превосходящая лучшие немецкие радиостанции того времени. Командование обещало высокую награду тем, кто захватит радиостанцию «Север» вместе с радистом. Однако этого не удалось ни одному карательному отряду, так как радисты, даже будучи ранеными, успевали уничтожить радиостанцию или подрывали себя вместе с ней. Роль радиостанции «Север» в Великой Отечественной войне справедливо сравнивают с появлением в Красной Армии знаменитых реактивных систем залпового огня (или как тогда их называли – гвардейских минометов) «Катюша». Многие командующие армиями, фронтами, отправляясь в инспекционные поездки по действующим частям, брали с собой радиста с «Северком», как любовно называли радиостанцию в армии. Один из знаменитых советских разведчиков того времени так отзывался о роли радиостанции «Север»: «Ты можешь быть трижды отважным и везучим, добыть важнейшие сведения о противнике, но если у тебя нет этой маленькой радиостанции, размещаемой в чемоданчике, – все твои усилия превращаются в нуль. Вот, что означала для нас, разведчиков, радиостанция „Север“» [10].

Радиостанция «Север» – симплексная, телеграфная, переносная, с батарейным питанием – была выполнена по трансиверной схеме на трех лампах. Приемник – прямого усиления трехкаскадный, с регенеративной обратной связью, передатчик – двухкаскадный, работающий как с плавной перестройкой часто- ты, так и на фиксированных частотах с применением сменных кварцев в «Севере-бис». Полный комплект радиостанции умещался в двух небольших холщевых сумках: в одной размещался трансивер, малогабаритный телеграфный ключ, головные телефоны, кварцы, антенна, запасное имущество, в другой – 4 анодные и 2 накальные батареи, соединительные кабели. Рация оснащалась 12-метровой антенной типа наклонный луч с противовесом длиной 3 или 12 м (в зависимости от частоты), для согласования и настройки антенны на рабочую частоту имелся подстроечный конденсатор. Работала она в диапазоне коротких волн от 30 до 150 м, имела мощность 2 Вт и могла установить связь с магистральным приемником с направленной антенной до 700 км. Всего за годы войны в тыл немецко-фашистских войск было направлено свыше 7000 станций «Север».

В первый год войны средств радиосвязи не хватало, и малые партии радиостанций производились в разных местах. Так в Харькове была выпущена небольшая серия радиостанций «Партизанка» для партизанских отрядов и соединений. Она была разработана в кратчайшие сроки под руководством П. А. Мацуя. В самом начале войны и в том же Харькове для партизан под руководством И. В. Акаловского была разработана и изготовлена небольшая партия радиостанций «Волга».

Уже в Саратове (туда были эвакуированы из Харькова специалисты и оборудование) на базе фабрики киноаппаратуры до конца войны выпускалась «Радиостанция партизанских отрядов» (РПО) и радиостанция «Прима» мощностью 8 Вт для воздушного десанта. Начиная с 1942 года, они выпускались в нескольких модификациях. В Саратов была эвакуирована и школа по подготовке радистов-партизан. Позже ее филиалы были открыты в Ворошиловграде, Киеве и Сталинграде.

В 1941–1942 годах в объединенных Ленинградской и Кучинской лаборатории ЦРЛ НКВД под руководством Ф. Ф. Железова для оперативных подразделений были созданы различные варианты радиостанций «Белка», «4ТУД-Белка», «Марс», «Набла», «Тюлень» – чемоданный, десантный, унифицированный. К их разработке привлекался в качестве так называемого спецконтингента осужденный в 1939 году инженер Лев Сергеевич Термен.

Термен был одним из талантливейших изобретателей своего времени. В начале 1920-х годов он создал оригинальный музыкальный инструмент, названный им «Терменвокс» – электрический аппарат, музыкальные звуки в котором порождались в результате перемещения ладони руки между пластинами конденсатора. В 1922 году автор продемонстрировал его В. И. Ленину, который весьма заинтересованно отнесся к этому изобретению. В настоящее время такой инструмент использует на своих концертах знаменитый французский музыкант Жан-Мишель Жарр.

В 1940-х годах по заданию руководителя советских органов госбезопасности Л. П. Берии Термен разработал уникальное устройство для подслушивания разговоров через окна. При этом стекла окон играли роль своеобразной мембраны, реагирующей на звуковые (акустические) колебания. На окно направлялся узкий луч света, а отраженный луч рассеивался в соответствии с колебаниями «мембраны». Этот луч принимался специальным электрическим устройством, которое превращало отраженный луч в звуковые колебания. Берия «опробовал» этот аппарат путем подслушивания разговоров И. В. Сталина, когда последний выезжал на подмосковную («ближнюю») дачу. Во второй половине двадцатого века аналогичные задачи стали решаться с использованием луча лазера.

Кроме того, впервые в СССР, а, возможно, и в мире, Терменом был разработан взрыватель для авиационной бомбы, который обеспечивал ее подрыв на высоте около двух метров над поверхностью земли. При этом существенно увеличивалась поражающая способность бомбы. В этой системе использовался принцип терменвокса: при приближении к земле менялся тон сигнала в головке бомбы, что при определенных условиях приводило к взрыву. К сожалению, интересная идея не пошла в серию: слишком сложной она показалась руководителям производств.

Термен обосновал возможность разработки новых систем охранной сигнализации, также работающих по принципу терменвокса: когда человек входил в охраняемую зону, раздавался звуковой сигнал. В конце 1920-х годов он отправился в командировку в США, официально от Наркомата Просвещения, но на самом деле выполняя разведывательную миссию. Термен оказался успешным бизнесменом, он основал в Америке фирму по производству охранных сигнализаций, которые несмотря на «великую депрессию» успешно продавались. Приборы Термена были закуплены правительством Соединненых Штатов и установлены, в частности, в Форт-Ноксе, где размещен золотой запас США, а также в знаменитой тюрьме Синг-Синг.

Еще до отъезда в США, в 1926 году, Термен создал одну из первых в мире систем видеонаблюдения (он назвал ее «дальновидение»). Идея понравилась военным, камеры были установлены при входе в одно из зданий Наркомата обороны, а монитор находился в кабинете К. Е. Ворошилова, и хотя система была далека от совершенства, она все же позволяла узнавать людей, подходящих к зданию. Ворошилову изобретение понравилось, он велел засекретить прибор и проработать возможность его использования для охраны границ. К сожалению, и эта идея Термена не была реализована в массовом порядке. Также Термен разработал дистанционные взрыватели, посадочный альтиметр (высотомер), ряд моделей связной аппаратуры, металлоискатели и др. Он был причастен к разработке «жучка», вмонтированного в герб США, подаренный в 1945 году американскому послу в СССР.

К созданию части устройств лабораторные группы ЦРЛ приступили сразу же. Идеи разработки других систем неоднократно использовались специалистами Института на протяжении последующих десятилетий. Жизнь и работа Термена до 1964 года была связана с исследованиями и разработками средств специальной техники в интересах органов безопасности [2].

Серийное производство моделей «Белка-4», «Белка-5» мощностью 5 Вт и дальностью связи до 1000 км было освоено заводом No 696 НКЭП. До конца войны их выпуск составил более 3500 штук. В тех случаях, когда имелась необходимость в установлении радиосвязи на большие расстояния, применялись агентурные радиостанции большой мощности, использовавшие питание от сети: «Набла», «Тензор» (излучаемая мощность 45 Вт) и «Джек» (излучаемая мощность 50 Вт) [6].

Для оборудования узлов оперативной связи были разработаны радиопередатчики «Лев» (мощность 500 Вт, дальность до 5000 км) и «Волна» (мощность 150 Вт, дальность до 3000 км), работающие в комплексе с приемниками «133». Для оборудования конспиративных установок во временно оставленных городах в 1942 году выпускались радиостанции «Тюлень» и «Морж» с дистанционным управлением по проводному каналу связи или по радиоканалу.

Новое направление оперативной связи было создано в ЦРЛ разработкой системы «Интеграл» для городской радиотелефонной связи из легковой автомашины и радиостанций «Стрела» с передатчиком мощностью 150 Вт и дальностью связи до 3000 км для связи правительственных поездов с Москвой. Аппаратура «Стрела» обеспечила высоконадежную радиосвязь во время проведения тегеранской конференции в 1943 году и в оперативных поездках на Северный Кавказ. Высокая оценка разработанным аппаратам была дана в многочисленных отзывах различных служб.

Несмотря на огромные трудности освоения и производства радиостанций различного назначения во время войны их бессменная и надежная служба в разведывательных, оперативных и войсковых подразделениях в качестве информационного оружия внесла большой вклад в победу СССР в Великой Отечественной войне.

ЛИТЕРАТУРА

  • 1. Анин Б. А., Петрович А. И. Радиошпионаж. – М.: Международные отношения, 1996.
  • 2. Добровольский А. Марафон электронного голоса // Московский Комсомолец, No 272 (23158), 3 декабря 2008, с. 8.
  • 3. Мозохин О. Б. Из истории деятельности органов ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ. Радиола- боратория в годы Великой Отечественной войны.
  • 4. Советская Военная Энциклопедия. – М.: Изд-во МО, 1976–1980, т. 5. 5. Справочник по войсковым и танковым радиостанциям. – М.: Воен. изд-во НКОб, 1943. – 210 с.
  • 6. Члиянц Г., Степанов Б. Листая старые «Call Book» и не только их... – Изд-во СПОЛОМ, Львов–Москва, 2008. – 304 с. 7. Члиянц Георгий. Отечественная войсковая приемо-передающая техника. История радио и телевидения // www.qrz.ru/.
  • 8. Члиянц Георгий. Из истории становления отечественной военной радиосвязи // РАДИО-мир. КВ и УКВ. 2002. 9. Чуприн В. К партизанам в лес густой // Московский Комсомолец, No 86 (25333), 21 апреля 2010, с. 10.
  • 10. Чучанов С. Л. Радиостанция «Север» // www.cqham.ru/. 11. Шелков В. Ф. Кит Мэлтон и его музей «шпионской техники» // Специальная техника. No 3, 1999.
  • 12. Austin B. HF Propagation & Clandestine Communications in WW2. 13. World War II Clandestine Equipment // www.spytools. Simpatico.ca/.
  • 14. CIA Spy Gear website.
  • 15. Index of spy radio sets // www.cryptomuseum.com/.
  • 16. Kahn David, translated. Clandestine Operations: the arms and techniques of the Resistance. 17. Ladd James, Melton Keith. Clandestine Warfare – Weapons and Equipment of the SOE and OSS.
  • 18. Melton Keith H. The ultimate spy book. N.-Y., 1992. 19. Meulstee Louis, Staritz Rudolf. Wireless for the Warrior, vol. 4, Clandestine Radio, 692 pp. http://wftw.nl/.
  • 20. http://mozohin,ru/article/a-85.html/.
  • 21. www.msevm.com/oldradio/sever/.
  • 22. http://radiomuseum.ur.ru/index8.html/.
  • 23. D. Military Collector Group Post // www.military-radio-guy@juno.com/.
  • 24. Spy Radio Sets // www.cryptomuseum.com/.
  • 25. UK spy radio sets // www.cryptomuseum.com/.
  • 26. USSR Special Forces Intelligence Secret Radios // http://oldradio.cqham.ru/secret.html.
  • 27. http://en.wikipedia.org/
  • Idентификация

    Как заполняют ваше досье Далее-->