Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Рифы и мифы острова Оденсхольм

К истории захвата секретных документов германского флота на крейсере «Магдебург» в августе 1914 года

М.А. Партала / в рамках совместного проекта с журналом "Защита информации. Инсайд"

В истории радиоразведки имя германского крейсера «Магдебург» занимает особое место. Потерпев в ночь на 13 августа 1914 года навигационную аварию у острова Оденсхольм в устье Финского залива, крейсер был захвачен русскими моряками. При этом в руки российского командования попали ценнейшие документы по радиосвязи германского флота. Часть этих документов была оперативно предоставлена в распоряжение английского Адмиралтейства, что сыграло важную роль в быстром становлении английской радиоразведки, сумевшей оказать существенное влияние на ход и результаты противоборства военно-морских флотов Англии и Германии. Первый лорд Адмирал- тейства Уинстон Черчилль, описывая данный эпизод в своих мемуарах, назвал этот дар верного союзника бесценным (priceless) [1].

Позднее Дэвид Кан, известный американский журналист и специалист по истории криптологии, автор книги «Взломщики кодов», охарактеризует эпизод с захватом документов на «Магдебурге» как, возможно, самую счастливую удачу во всей истории криптоанализа [2]. Следует однако признать, что публикации западных авторов являются у нас в стране едва ли не единственными «первоисточниками» по данной теме. Парадоксально, но в отечественной военно-исторической литературе до сих пор отсутствует серьезный профессиональный разбор данного эпизода. Нет четкого понимания, что же именно было захвачено на крейсере «Магдебург», и какую конкретно роль захваченные документы сыграли в успехах радиоразведки. Предлагаемая статья позволит, по нашему мнению, частично восполнить этот пробел в историографии отечественной радиоразведки и даст ответы на некоторые из обозначенных выше вопросов.

Рифы острова Оденсхольм

Все обстоятельства аварии и захвата крейсера «Магдебург» достаточно хорошо отражены в архивных документах Российского флота. В 1921 году сотрудниками «Военно-морской комиссии по исследо- ванию и использованию опыта войны 1914–1918 г.г. на море» (сокр. – «Мориском») на их основе была подготовлена публикация в журнале «Морской сборник» [3]. Нашел этот эпизод свое отражение и в сборнике «Морискома» [4], опубликованном в 1922 году. Немецкая версия событий была изложена Рудольфом Фирле в первом томе «Войны на Балтийском море», изданном в Берлине в 1921 году [5]. Данная книга была подготовлена к изданию в рамках хорошо известного историкам многотомного проекта «Война на море. 1914–1918» (Der Krieg zur See 1914–1918), осуществленного Морским архивом (Marine-Archive), и в русском переводе дважды (1926, 937) издавалась в СССР [6, 7].

Как следует из этих источников, в ночь с 12 на 13 августа 1914 года отряд контр-адмирала Беринга в составе крейсеров «Аугсбург» (флаг командира отряда), «Магдебург» и миноносцев V-26 и V-186 предпринял набеговую операцию к устью Финского залива. В половине второго ночи в густом тумане крейсер «Магдебург» на 15-узловом ходу выскочил на камни у северной оконечности острова Оденсхольм. Масштабы аварии оказались таковы, что, несмотря на все усилия экипажа, сняться с рифа самостоятельно не удалось.

Безуспешными оказались и попытки подошедшего к месту аварии миноносца V-26 буксировать поврежденный крейсер. Исчерпав к утру все возможности спасти свой корабль, командир «Магдебурга» принял решение оставить крейсер, подготовив его к взрыву.

К несчастью для немцев, авария произошла, что называется «под самым носом» у поста Службы связи Балтийского флота, располагавшегося на острове и соединенного с материком подводным телефонным кабелем. И уже в 1 час 40 мин. в Ревель на Центральную станцию Южного района Службы связи ушла с острова первая телефонограмма с информацией о происшествии. Личный состав поста и далее исправно информировал командование обо всех деталях и изменениях обстановки. В 3 часа ночи дежурный флаг-офицер произвел доклад о происшествии у острова Оденсхольм командующему Балтийским флотом адмиралу Н. О. Эссену.

По приказанию последнего к месту аварии, как только позволил туман, были направлены 1-й дивизион эсминцев, а также дежурные крейсеры «Богатырь» и «Паллада».

Их быстрое появление у Оденсхольма помешало выполнить эвакуацию «Магдебурга» в должной мере организованно. Уже под огнем русских крейсеров миноносцу V-26 удалось снять большую часть экипажа «Магдебурга» и, избежав погони, уйти, бросив при этом свою шлюпку с людьми и получив на отходе прямое попадание в кормовую часть. Некоторое время «Магдебург» отвечал на огонь из своих орудий, однако после отхода миноносца и приведения в действие подрывных зарядов, заложенных в носовых помещениях, прекратил сопротивление. С подошедшего к месту боя миноносца «Лейтенант Бураков» к германскому крейсеру была направлена шлюпка под командой лейтенанта М. В. Гамильтона, который и поднял на «Магдебурге» Андреевский флаг.

В результате захвата крейсера в руки русских моряков попало большое количество самых различных документов германского флота, в том числе и секретного характера. Одних только книг (уставов, наставлений, технических описаний, формуляров и т. д.) было захвачено около трехсот. Подлинной жемчужиной этой богатейшей «коллекции» стала, конечно, «Сигнальная книга» германского флота (Signalbuch Kaiserlishen Marine), причем в распоряжении русского командования оказались сразу два ее экземпляра. Достоянием русских радиоразведчиков стали также чистовые и черновые журналы семафорных и радиотелеграфных переговоров (включая радиотелеграфный журнал военного времени), шифры мирного времени, секретные карты квадратов Балтийского моря (Quadratkarte) и другие ценные документы по радиосвязи германского флота. Далее мы познакомимся с некоторыми из них поближе, но прежде хотелось бы несколько слов сказать о «мифах» острова Оденсхольм, без которых давно уже не обходится практически ни одна публикация на данную тему.

Секреты национального «мифотворчества»

В отечественной военно-исторической литературе история с «Сигнальными книгами» «Магдебурга» претерпела за минувшие десятилетия такие изменения и «обросла» такими «подробностями», что разобраться в них простому читателю бывает крайне сложно. Не претендуя в данной статье на глубокий историографический анализ темы, хотелось бы, тем не менее, кратко прокомментировать наиболее распространенные «версии» и заблуждения.

Сразу же следует отметить, что в большинстве своем авторами публикаций, затрагивающих историю с «Сигнальными книгами», являются люди, весьма далекие от криптологии и военной радиосвязи, поэтому основная часть ошибок носит, в некотором смысле, объективный характер. Не последнюю роль, конечно, сыграли (и продолжают играть) субъективные факторы: недостаточная авторская культура и невнимание к деталям, что привело при многократном использовании «вторичных» источников к срабатыванию принципа «испорченного телефона». Встречаются, наряду с этим, и обыкновенные фальсификации, являющиеся исключительно продуктом всевозможных авторских фантазий.

Как уже отмечалось выше, при захвате «Магдебурга» в руки русского командования попали два экземпляра «Сигнальной книги». Обстоятельства обнаружения первой «Сигнальной книги» известны сейчас благодаря свидетельствам самого «автора» этой находки – лейтенанта М. В. Гамильтона. По его воспоминаниям, «Сигнальная книга» лежала на палубе крейсера среди многочисленных узлов с вещами и различных предметов, оставленных экипажем при экстренной эвакуации, и он сумел незаметно для находившихся на крейсере германских моряков сбросить ее гребцам ожидавшей его у борта шлюпки [8]. Вторую «Сигнальную книгу» обнаружили при водолазном осмотре места аварии на теле одного из утонувших германских моряков. Произошло это 16 августа, о чем свидетельствуют записи в «Историческом журнале» командующего Балтийским флотом и в служебном дневнике офицера штаба старшего лейтенанта И. И. Ренгартена. Этот экземпляр «Сигнальной книги», имевший учетный № 151, после просушки был передан в Морской генеральный штаб (МГШ) и использован для снятия фотокопий, а затем отправлен в Лондон, в распоряжение английского Адмиралтейства.

Важно, однако, подчеркнуть, что в интересах сохранения тайны любое упоминание о найденных «Сигнальных книгах» было практически сразу «изъято» почти из всех документов штаба Балтийского флота. Даже в официальном донесении командующего флотом адмирала Н. О. Эссена своему непосредственному начальнику – Главнокомандующему VI Армией – нет ни слова о столь ценной находке. Как ни странно, сделана она «темой умолчания» и в первых публикациях «Морискома». Последнее обстоятельство тем более вызывает сожаление, что среди сотрудников комиссии был человек, располагавший едва ли не всей полнотой информации и способный дать ответы на многие из интересующих нас сейчас вопросов. Этот человек – Иван Иванович Ренгартен – главный радиоспециалист и первый начальник разведки Балтийского флота. К сожалению, он трагически ушел из жизни в январе 1920 года, за несколько лет до того, как с этой темы было снято своеобразное «табу».

Наверное, одной из первых публикаций, «рассекретивших» факт захвата на «Магдебурге» германских «Сигнальных книг», следует считать книгу Г. К. Графа «На «Новике», изданную в Мюнхене на русском языке в 1922 году [9]. Не будучи непосредственным участником событий, автор, опираясь на свидетельства других офицеров (включая и М. В. Гамильтона), сразу достаточно точно изложил основные моменты этой истории: на крейсере было захвачено две книги, первая обнаружена на палубе среди брошенных вещей, вторая – поднята водолазами. Однако по вполне понятным причинам, эта работа Г. К. Графа, игравшего в то время заметную роль в русских эмигрантских монархических кругах, на многие десятилетия была просто «обречена» оставаться вне поля зрения советских историков.

Широкую европейскую известность «магдебургская» история получила после выхода «в свет» упоминавшихся уже в данной статье мемуаров У. Черчилля. Вполне естественно, именитый автор в своих воспоминаниях смог привести только «водолазную» версию обнаружения «Сигнальной книги», поскольку о находке М. В. Гамильтона ему ничего не было известно. Примечательно, что многие отечественные исследователи до сих пор предпочитают ссылаться на мемуары У. Черчилля при обращении к данной теме, демонстрируя удивительную «неосведомленность» об источниках российского происхождения. Во второй половине 20-х годов в СССР и за рубежом (включая эмигрантские издания) появляется несколько публикаций, содержащих информацию о захвате на «Магдебурге» важных документов по радиосвязи. Так, уже в первом русском издании книги Р. Фирле [6], в редакционном примечании, сообщалось, что «в числе трофеев на «Магдебурге» были взяты сигнальные книги».

В 1927 году англичане предали гласности первые сведения о деятельности так называемой «Комнаты 40» (Room 40) – дешифровального центра Адмиралтейства, действовавшего в период войны. Публичный доклад А. Юинга, первого руководителя этого подразделения, прочитанный им 12 декабря 1927 года в Эдинбурге, был воспроизведен многими печатными изданиями и существенным образом «подогрел» интерес к теме захваченных германских кодов и шифров. В 1931 году в «Морском сборнике» вышли сразу две большие статьи, посвященные русской разведке на Балтийском море в годы мировой войны. Автор первой из них, Е. Петров, касаясь эпизода с «Магдебургом», указал, что с погибшего крейсера были добыты «немецкий шифр и новая сигнальная книга» [10].

Сразу отметим, что версия о захвате шифра встречается и в ряде других, в том числе и современных публикаций, но, как уже отмечалось выше, в руки русского командования в действительности попали только шифры мирного времени. Значительный интерес представляет вторая статья [11], автор которой, бывший флаг-офицер штаба командующего Балтийским флотом А. А. Сакович, с апреля 1915 года непосредственно занимался в штабе вопросами разведки и точнее представлял характер добытых на «Магдебурге» документов. Описывая таковые, Сакович в первую очередь упоминает «радио-код» (то есть «Сигнальную книгу» – М. П.), таблицу позывных и ни слова не говорит о шифрах, что в данном случае отражало реальное положение дел. Не являясь, однако, участником августовских событий 1914 года, Сакович придерживается в своей статье «водолазной» версии происхождения перечисленных им документов.

Факт захвата первой «Сигнальной книги» непосредственно на борту «Магдебурга» получил дополнительную известность после публикации работы капитана 2 ранга К. Г. Люби «Воды Балтики 1914-1915 гг.», изданной под псевдонимом «Черномор'BB в Риге в 1939 году [12].

Автор, правда, допустил неточность, написав, что М. В. Гамильтон нашел ее в каюте командира крейсера. Эту неточность исправил позднее Б. П. Дудоров, воспроизведя в своей книге [8] рассказ самого М. В. Гамильтона, однозначно указавшего, что документ был обнаружен на палубе среди вещей экипажа. Оба этих источника, к сожалению, будут мало доступны (а зачастую и вовсе неизвестны) советским историкам в силу своего эмигрантского «происхождения». Поэтому в 1959 году в третьем, военно-историческом томе «Морского атласа» (официального издания Главного Штаба ВМФ), снова приводится только «водолазная» версия, причем для обоих(!) экземпляров «Сигнальной книги» сразу [13]. В начале 1961 года в «Морском сборнике» вышла статья В. Янковича «К истории возникновения радиоразведки в русском флоте» [14].

Автор, бывший офицер штаба Балтийского флота, вполне определенно пишет о двух «Сигнальных книгах», первая из которых была обнаружена среди вещей экипажа, а вторая, позднее поднята водолазами со дна в районе места аварии. При этом он указывает на ошибки, ранее допущенные отечественными историками в «Морском атласе» и в других официальных издания.

Тем не менее, в фундаментальной работе «Флот в Первой мировой войне», выпущенной «Воениздатом» в 1964 году [15], снова фигурирует только «водолазная» версия событий, а из двух «Сигнальных книг» остается одна. В упомянутой монографии говорится и о некой «шифровальной таблице», найденной в каюте командира крейсера.

По утверждению авторов, с помощью этой таблицы немцы «кодировали составленные по трехфлажной сигнальной книге радиограммы». Отсутствие каких-либо указаний на первоисточник в совокупности с терминологической путаницей, свидетельствующей о недостаточной компетентности авторов в предметной области, практически полностью обесценило эту информацию для всех заинтересованных исследователей.

Одним из следствий высокой популярности «водолазной» версии происхождения германских «Сигнальных книг» стал особый интерес ряда авторов к Водолазной партии Балтийского флота и к ее носителю – учебному судну (УС) «Африка». Именно с «Африкой» связывают многие ценнейшую находку, поднятую со дна Балтийского моря. Однако в действительности перед нами одно из весьма распространенных заблуждений, сформировавшихся вокруг «магдебургской» истории.

Дело в том, что 16 августа, когда водолазами была найдена вторая «Сигнальная книга», УС «Африка» еще стояло в Кронштадте и только во второй половине 17 августа начало переход в Ревель, а к Оденсхольму прибыло и вовсе 20 августа. Как свидетельствуют документы, 16 августа водолазные работы у «Магдебурга» проводило только портовое судно «Силач», на чей «счет», по-видимому, и следует записать извлеченную из воды «Сигнальную книгу» № 151, переданную впоследствии в дар англичанам. Кстати, не подтверждается документами и красивая легенда о выговоре, якобы объявленном в приказе командующего флотом водолазам «Африки» с целью скрыть результаты их работы и дезинформировать германскую разведку.

С «магдебургской» историей связано еще одно широко распространенное заблуждение. Оно касается придания некой особенной роли в эпизоде с захватом «Сигнальной книги» начальнику Службы связи Балтийского моря капитану 1 ранга А. И. Непенину. Действительно, обладая волевым характером и развитыми командными качествами, Непенин, проявив в ту ночь известную решительность, первым вышел к месту происшествия с миноносцами «Лейтенант Бураков» и «Рьяный».

Однако, потеряв много времени в тумане, подошел к Оденсхольму, когда судьба «Магдебурга» была уже решена. Далее он действовал по указаниям старшего из начальников, каковым в тот момент оказался командир крейсера «Богатырь». В соответствии с этими указаниями А. И. Непенину со своими подчиненными и выпала почетная миссия принять окончательную сдачу германского крейсера, а затем доставить пленных немецких моряков в Балтийский порт. Безусловно, Непенин, как старший на борту «Лейтенанта Буракова», вполне справедливо в глазах современников и военно-морских историков разделил успех и счастливую удачу своего офицера М. В. Гамильтона, обнаружившего на крейсере «Сигнальную книгу», но не более того. При этом гораздо менее известно, что ценность данной находки чуть не была сведена к минимуму опрометчивым поступком того же А. И. Непенина, который поспешил сообщить о ней открытой радиограммой, передав ее в эфир дважды. Это донесение зарегистрировано в журнале учета входящих радиограмм штаба командующего флотом, а сам эпизод весьма эмоционально описан в служебном дневнике И. И. Ренгартена, находившегося в тот момент вместе с самим командующим на борту крейсера «Рюрик». К счастью для русских моряков, эта оплошность Непенина не имела роковых последствий, поскольку его радиограмма не была, судя по всему, перехвачена германскими радиотелеграфистами.

Дополнительным источником всевозможных «версий» и неизвестных ранее «фактов», касающихся «магдебургской» истории, могут служить для излишне доверчивого исследователя книги и статьи С. А. Габиса, В. Дукельского, В. Чистякова и ряда других авторов. Среди публикаций данной категории особняком стоит книга И. А. Быховского и Г. И. Мишкевича, содержащая очерк «Шифры с крейсера «Магдебург» [16]. Анализ текста позволяет однозначно утверждать, что авторы в своей работе над очерком опирались на целый ряд вполне конкретных архивных документов. Однако, произвольным образом перетасовав содержащуюся в них информацию и «разбавив» ее вымышленными «деталями» и «подробностями», авторы очерка лишили тем самым свою публикацию сколько-нибудь значимой научной ценности.

Особое место в списке работ, посвященных «Магдебургу» и его «Сигнальным книгам», занимают публикации зарубежных авторов. Следует подчеркнуть, что многие западные исследователи весьма добросовестно пытались разобраться в данной истории, демонстрируя при этом прекрасное знание российских источников (например [17, 18]).

Однако отсутствие в их распоряжении необходимой документальной базы, а следовательно, возможности на ее основе критически оценить порой взаимоисключающие друг друга публикации и «версии» российских авторов, не позволили западным историкам успешно решить столь непростую задачу за нас. Завершая этот краткий «экскурс» в историографию вопроса, хотелось бы отметить, что в деле «Сигнальных книг» «Магдебурга» еще рано ставить точку. Российские архивы способны «подарить» немало сюрпризов пытливому и добросовестному исследователю. Для тех же, кто хочет чуть более подробно познакомиться с историей захвата немецкого крейсера, мы рекомендуем обратиться к уже упоминавшейся здесь публикации в журнале «Морской сборник» [3], а также к прекрасной статье современных авторов А. Емелина и А. Бочарова в альманахе «Цитадель» [19].

«Сигнальная книга» и другие трофеи «Магдебурга»

Настал, наконец, момент более детально поговорить о самой «Сигнальной книге», оставившей такой заметный след в военно-морской истории. Для неискушенного в военно-морских делах читателя поясним, что в рассматриваемый период «Сигнальные книги» являлись во флотах главными документами, определявшими организацию военно-морской связи. В прикладном плане основным предназначением «Сигнальных книг» являлась формализация передаваемых сообщений (докладов, команд, распоряжений), то есть приведение их к виду, удобному для быстрой передачи любыми средствами сигнализации, включая и средства радиосвязи. Наряду с этим, «Сигнальные книги» объективно выполняли и определенную криптографическую функцию, обеспечивая «закрытие» передаваемого сообщения, делая его содержание недоступным для всех лиц, не обладающих данным документом. Поэтому с позиции криптологии «Сигнальные книги» могут рассматриваться в качестве разновидности словарных кодов, в которых отдельные слова, фразы, числа исходного сообщения (так называемые «словарные» или «кодовые величины») заменяются соответствующими им условными обозначениями («словарными» или «кодовыми обозначениями»). В этом смысле найденная на «Магдебурге» германская «Сигнальная книга» представляла собой трехбуквенный алфавитный словарный код. Алфавитный порядок следования кодовых величин и кодовых обозначений облегчал их поиск, позволяя использовать один и тот же словарь как для набора, так и для разбора сигналов.

Это экономило вес и размеры книги, однако делало ее более уязвимой с криптографической точки зрения.

Вместе с тем, еще раз подчеркнем, что основным назначением «Сигнальных книг» являлась формализация передаваемых сообщений, а не их криптозащита.

Типовая радиограмма, составленная по германской «Сигнальной книге», могла иметь следующий вид (для примера мы используем реальную радиограмму, принятую утром 2 августа (н. ст.) 1914 года радиостанцией крейсера «Магдебург»).

2020 asm

Четырехзначное число в начале радиограммы обозначает момент ее передачи на отправку (так называемое «подписное время») и одновременно служит номером радиограммы. При этом следует иметь в виду, что в германском флоте «радиотелеграфные сутки» начинались в полдень и «подписное время» отсчитывалось с 12.00 текущих суток до 12.00 следующих. Таким образом, число 2020 означает, что время подачи радиограммы на отправку – 8 часов 20 минут утра по среднеевропейскому времени (E. S. T.).

Для того чтобы доложить командиру эту радиограмму, радиотелеграфист (или радиотелеграфный офицер) должен был с помощью «Сигнальной книги» восстановить исходный текст или, как говорят на флоте, разобрать радиограмму. Чтобы читателю проще было понять «механизм» набора и разбора радиограмм, проделаем эту работу вместе с радиотелеграфистом «Магдебурга». Открыв «Сигнальную книгу», найдем первую кодовую группу asm.

Алфавитный порядок построения книги делает эту задачу достаточно простой. Отыскав нужную группу на странице 186, выпишем соответствующую ей кодовую величину an. Вторая группа начинается с символа (бета), который указывает на то, что следующие два знакоместа будет занимать двухбуквенный секретный радиотелеграфный позывной. Открыв действующий на тот момент список секретных радиотелеграфных позывных, находим, что позывной nk принадлежит крейсеру «Аугсбург». Третью группу – uie – находим на странице 371 «Сигнальной книги». Ей соответствует кодовая величина und. Четвертая группа, начинающаяся с , содержит позывной самого крейсера «Магдебург» – nf. Следующая группа – двухзначная, причем первая буква –  Такие группы использовались для передачи вспомогательных сигналов или знаков. Группе p соответствовала точка. Таким образом, мы разобрали первое предложение, которое представляет собой адресную часть радиограммы: an «Augsburg» und «Magdeburg». Аналогичным образом производится разбор остальной части радиограммы. В итоге получаем следующий текст:

В том, что мы все сделали правильно, легко убедиться, взяв книгу Der Krieg in der Ostsee, где эта радиограмма приведена в оригинальном виде [5, S. 31]. Русское издание книги содержит следующий перевод: «Война с Россией. Начать военные действия. Действовать согласно плану»

xxxx ASN xxxx UIE

2020 asm an

nk "Augsburg"

ie und

nf "Magdeburg"

p (.)

Lra Kriegszustand

Nuf mit

Coq Russland

Jp (.)

Gky Feindseligkeit beginnen

(eroffnen)

Jp (.)

Uwk Vorgehen

Oor nach Plan

Следует отметить, что слабость словарных кодов, особенно алфавитных, в Европе прекрасно понимали еще в XIX веке. В связи с этим при передаче секретных сведений радиограмма, составленная по «Сигнальной книге», дополнительно «закрывалась» каким-либо шифром (как говорят специалисты – перешифровывалась). В германском флоте с первых дней войны использовался для этой цели шифр простой (взаимооднозначной) замены. Зашифрованный текст отделялся от остальной части радиограммы вспомогательным сигналом или знаком (гамма – альфа), который означал: «Далее следуют сигналы по шифру военного времени». Конец шифртекста обозначался вспомогательным знаком (гамма-бета). Кроме общего шифра правилами «Сигнальной книги» допускалось использование и других шифров, например, шифра Главного Командования, для которого был предусмотрен вспомогательный сигнал или знак O(гамма – О). Отмечалось также использование шифров u, g и некоторых других.

Здесь будет уместным еще раз подчеркнуть, что ни один шифр военного времени не был захвачен на «Магдебурге». Любые иные «версии», встречающиеся в военно-исторической литературе, не подтверждаются архивными документами.

Ценным дополнением «Сигнальной книги» являлись найденные на «Магдебурге» секретные карты квадратов. Для непосвященного читателя поясним, что в военном деле любую информацию координатного характера во многих случаях бывает удобно передавать не в виде географических координат места (широта, долгота), а в привязке к некой условной системе координат, известной только определенному кругу корреспондентов. В этом случае даже перехват и успешная дешифровка радиограммы не позволяют противнику получить полную информацию о местоположении упомянутого в ней объекта.

Одной из наиболее распространенных в период Первой мировой войны систем условных координат являлась сетка квадратов, которая, будучи наложенной на обычную карту района боевых действий, давала возможность передавать информацию о координатах в виде номера соответствующего условного квадрата. В германском флоте использовалась карта-сетка с размерами квадрата 10 минут по долготе и 5 минут по широте. (Исключение могли составлять квадраты, «захватывающие» береговую черту). Весь морской театр боевых действий делился на районы (большие квадраты), обозначенные арабскими цифрами. Например, карта Балтийского моря (без Финского и Ботнического заливов) включала районы 1, 5, 6, 8, 9. Каждый квадрат внутри района получал индивидуальный номер, состоящий из трехзначного числа (от 001 до 170) и буквы греческого алфавита: 001–170, 001–170и т. д. Так как номера квадратов повторялись, то для устранения неоднозначности при составлении радиограммы надлежало обязательно указать номер района (большого квадрата), который передавался в виде дополнительного числа (Zusatzzahl), например: 127Zusatzzahl 6.

Окончание следует.

ЛИТЕРАТУРА

  • 1. Churchill W. S. The world crisis 1911–1914. - London: Thornton Butterworth, 1923.
  • 2. Кан Д. Взломщики кодов / Пер. с англ. – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2000.
  • 3. Авария германского крейсера «Магдебург» у о-ва Оденсхольм в ночь на 13-е августа 1914 г. // «Морской сборник». 1921, №№ 1–2, с. 8–14.
  • 4. Военно-Морская комиссия по исследованию и использованию опыта войны 1914-1918 г.г. на море. – Пг.: Сб. № 2, 1922.
  • 5. Firle R. Der Krieg in der Ostsee. Erster band. Von kriegsbeginn bis Mitte Marz 1915 - Berlin. 1921.
  • 6. Фирле Р. Война на Балтийском море. Том 1: От начала войны и до прекращения в феврале 1915 г. навигации / Пер. с нем. – Ленинград, 1926.
  • 7. Фирле Р. Война на Балтийском море. Том 1: Отначала войны до марта 1915 г. / Пер. с нем. – М.: Госвоениздат, 1937.
  • 8. Дудоров Б. П. Адмирал Непенин. – СПб.: «Облик», «Вита», 1993.
  • 9. Граф Г. К. На «Новике». – Мюнхен: Типография Р. Ольденбург, 1922.
  • 10. Петров Е. Организация войсковой разведки на морских силах Балтийского моря в мировую войну. (Период 1914-1916). // Мор. сб. 1931. № 6, с. 13–30.
  • 11. Сакович А. Радиоразведка на Балтийском театре в войну 1914–18 г.г. // Мор. сб. 1931. № 12, с. 46–62.
  • 12. Черномор. Воды Балтики 1914–1915 г.г. – Рига, 1939.
  • 13. Морской атлас. Том 3: Военно-исторический. Часть первая: описания к картам. – Изд. ГШ ВМФ, 1959.
  • 14. Янкович В. К истории возникновения радиоразведки в русском флоте // Воен.-ист журн. 1961. № 2, с. 114–117.
  • 15. Флот в первой мировой войне / Под ред Н. Б. Павловича. Том 1: Действия Русского флота. – М.: Воениздат, 1964.
  • 16. Быховский И. А., Мишкевич Г. И. Рассказы о тайной войне на Балтике. – Таллин: «Ээстираамат», 1981.
  • 17. Hammant, Thomas R. Russian and Soviet cryptology. II – The Magdeburg incident: The Russian view // Criptologia, Oct., 2000. – Vol. 24, N. 4, p. 333–338.
  • 18. Matti E. Mäkelä. Das Geheimnis der «Magdeburg». – Koblenz: Bernard&Graefe Verlag, 1984.
  • 19. Емелин А. Ю., Бочаров А. А. Легенды крейсера «Магдебург» // Альманах «Цитадель». № 10, 2002, с. 33–44.
  • 20. РГА ВМФ. Ф. 418, Оп. 1, Д. 3679, Ф. 481 оп.1. д. 58, Ф. 870, Оп. 1, Д. 56026, 56205, Ф. Р-29, Оп. 1, Д. 199.