Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Оборотная сторона конфликта и войны против терроризма на Ближнем Востоке

Великое смятение в мусульманских сообществах в Великобритании

Уэнди Кристиансен* /В рамках проекта с Le Monde Diplomatique/

«Пришло время начать новые и честные дебаты по вопросу интеграции и единства жителей Великобритании, - заявила 24 августа 2006 года новый министр по локальным проблемам и делам общин Рут Келли. - Если мы хотим найти эффективное решение этих проблем, мы должны полностью отдавать себе отчет в том, с какими трудностями нам предстоит столкнуться» (1). Ее речь была произнесена через две недели после того, как министр внутренних дел Джон Рид объявил о раскрытии заговора, направленного на совершение теракта невиданных для Великобритании масштабов посредством угонов самолетов трансатлантических рейсов. Его заявление заняло тогда все первые полосы в прессе. 9 ноября директор контрразведки МI5 Элиза Маннингем-Буллер в одном из своих редких публичных выступлений упомянула об угрожающей стране опасности: выявлено 200 незаконных группировок и сетей, установлены личности более 1600 их участников, раскрыто 30 заговоров (2).

Внешнеполитический курс премьер-министра Тони Блэра затрудняет попытки правительства пересмотреть отношения с мусульманскими общинами Великобритании, которые крайне разрозненны, но могли бы воспринять новые идеи по реформированию мультикультурной модели. Помимо того, доверие было подорвано в октябре, когда экс-министр иностранных дел, депу- тат от округа Блэкберн (около 20 процентов жителей которого составляют мусульмане) Джек Стро открыл обсуждение проблемы хиджаба (мусульманского головного платка) в Великобритании, заявив в интервью местной газете: Я испытываю дискомфорт, не видя лица того, с кем разговариваю. Это была публичная декларация факта разделенности и инаковости (3).

Публичные дебаты о хиджабе (4) абсолютно правомерны. Но ими воспользовалось в политических целях руководство лейбористской партии, вырабатывающее стратегию на период после ухода Блэра с поста премьер-министра и делающее ставку на ту часть электората, которую составляют белые представители трудящихся классов. Разумеется, теракты 7 июля 2005 года в Лондоне, унесшие жизни 52 человек, породили в Великобритании немало страхов по поводу радикализации 2,5-миллионной общины мусульман.

Предполагаемый руководитель группы Мохаммед Сиддик Хан вырос в Йоркшире и был известен своим английским друзьям под псевдонимом Сид.

Ярость и чувство несправедливости

Заместитель комиссара столичной полиции индийский мусульманин Тарик Гафур выражает беспокойство по поводу всей этой британской и пакистанской молодежи, которая путешествует на собственные средства без надлежащего контроля и присмотра более взрослых людей. За год случается полмиллиона поездок между Великобританией и Пакистаном. Особенно меня беспокоят пакистанцы и новообращенные мусульмане. Среди молодых мусульман заметны настроения ярости, ощущение несправедливости, опасное отчуждение. У них есть свои собственные мифы, а благодаря Интернету встало на поток и процветает производство теорий заговора.

После 7 июля правительство ввело суровые антитеррористические меры, в адрес которых прозвучало много критики (5). В запоздалых попытках вступить в диалог с мусульманами власти организовали консультативные группы под названием Вместе предотвратим экстремизм (Preventing Extremism Together - PET). По результатам их встреч и консультаций было составлено 60 рекомендаций по совместным действиям правительства и мусульманской общины. Некоторые из них были успешно применены, в частности - создание группы известных людей и интеллектуалов, уполномоченных выступать с обращениями к молодежи по всей стране. Правительство организовало и Комиссию за равенство и права человека, которая начнет действовать в этом году и заполнит существующий вакуум, возникающий из-за того, что сейчас религия не учитывается при определении этнических групп (6). Она будет иметь бюджет в 100 миллионов евро в год, что сделает ее самой крупной в Европе организацией подобного рода.

В то же время правительство отвергло выдвинутое PET предложение о создании независимой комиссии по расследованию событий 7 июля. Отчасти это было вызвано страхом властей перед разоблачением того факта, что теракты были в значительной мере спровоцированы британской внешней политикой. Лорд Назир Ахмед, лейборист, ставший в 1998 году первым пэром-мусульманином, утверждает: «Отношения между мусульманами и правительством никогда не были такими плохими: 90-95 процентов мусульман издавна голосовали за лейбористскую партию. Фундаментальная проблема заключается в нашей международной политике».

После июльского сигнала тревоги 38 мусульманских ассоциаций, трое из четырех депутатов и трое лордов-мусульман отправили открытое письмо премьер-министру: «Сокрушительное поражение в Ираке и неспособность остановить нападения на мирных жителей на Ближнем Востоке [в частности, имелся в виду отказ Блэра потребовать прекращения огня в Ливане] не только ухудшают положение обычных людей в этом регионе, но и развязывают руки экстремистам, которые угрожают всем нам» (7).

Совет мусульман Великобритании (СМВ), в котором наиболее полно представлены мусульманские федерации и который объединяет более 400 организаций, подписался под этим письмом. Заместитель секретаря cовета так изложил свои сетования: «Прежде всего проблемы связаны с внешней политикой. Кроме того, вместо расследования терактов 7 июля мы столкнулись с подходом, когда в центр поставлены исключительно вопросы безопасности . Мы рекомендовали начать политический диалог, однако правительство заранее решило, что источником проблем были мечети, и подготовило законы, позволяющие закрывать мечети, в которых проповедуют ненависть. Мы им ответили, что надо браться не за институты, а за людей».

К компромиссу удалось прийти благодаря созданию Консультативного совета по вопросам мечетей и имамов. В его состав CMB входит лишь как одна из четырех федераций; другие - Форум британских мусульман, Ассоциация британских мусульман и шиитский фонд «Аль-Хоэи». Каждая организация представляет свою тенденцию в исламе. Мусульмане составляют не единую общину, а несколько разных. К тому же некоторая их часть не чувствует себя представленной ни в одной из этих организаций.

C тех пор отношения между властями и CMB только ухудшились: правительство считает, что организация недостаточно борется с экстремизмом, и не может простить ей отказа поприсутствовать в качестве наблюдателя на церемониях по поводу 60-й годовщины Холокоста в 2005 году (со своей стороны, CМB потребовала проведения дней памяти для всех преследовавшихся общин). Эта ее достойная сожаления позиция позволила Рут Келли заявить 11 сентября 2006 года, что отныне финансирование будет направляться только тем организациям, что борются с экстремизмом. Она напрямую ссылалась на нового партнера правительства - Мусульманский суфийский совет. Это не слишком влиятельная в Великобритании организация, управляемая неким Хишамом Каббани. Однако она связана с международным движением Накшабанди , широко представленным в Соединенных Штатах, где оно имеет поддержку неоконсерваторов и администрации Буша.

Мусульманский вопрос обострен еще с 1989 года, когда была опубликована книга Салмана Рушди «Сатанинские стихи», за что аятолла Хомейни вынес автору смертный приговор. В Блэдфорде, городе на севере Англии, тысячи манифестантов вышли на улицы, сжигая роман. Консервативное правительство, разумеется, отказалось запретить книгу, но пожелало создать мусульманский представительский орган, что привело к формированию СМВ.

После победы в том же году лейбористской партии мусульмане вошли в Палату общин и Палату лордов. Они получили государственные субсидии для религиозных школ (какие существуют и для представителей других религий) и добились введения строки о религиозной принадлежности в перепись населения 2001 года. Эти изменения сопровождались расцветом исламских газет, организацией специального телеканала, школ, профсоюза и ряда лоббистских организаций. Лондон стал важным финансовым центром для исламского капитала, который оценивается в 370 миллиардов евро.

В поисках решения

Город Лестер считается образцом британской мультикультурности. Одна треть его 300-тысячного населения (и около половины всех школьников) - небелые (мусульмане, индусы, сикхи, уроженцы Карибских островов и т.д.), а отношения между их общинами прекрасны. Претендуя на роль представителя 50 тысяч мусульман города, Федерация мусульманских организаций проявляет активность в области образования, социальной сфере, обеспечении безопасности и межконфессиональном диалоге. Один из ее членов Сулейман Нагди объясняет: «Мы смогли интегрироваться и достигли больших успехов. Лестер - это особый случай, поскольку многие из нас принадлежали к меньшинствам в Африке; мы приехали сюда в поисках безопасности; те же, кто приехал с индостанского полуострова, были вынуждены приспосабливаться к статусу меньшинств».

В ходе межконфессиональной встречи мусульмане и христиане за чашкой кофе - вприкуску с индийскими сладостями - не без труда пришли к согласию по поводу губительности проводимой ныне международной политики. 11 сентября было отмечено матчем по крикету, на котором христианское духовенство играло против имамов, а индусы и ортодоксальные евреи были арбитрами. Однако в принадлежащей барельисам мечети Лестера, одной из крупнейших в стране, складывается не такая уж и благостная картина. Пока верующие тысячами собираются праздновать Рамадан, шейх Шахид Раза изобличает козни группы деобанди, которая вытеснила барельисов из офиса Федерации мусульманских организаций.

Как бы то ни было, многие мусульмане Лестера не знают о правительственной инициативе «Вместе предотвратим экстремизм» или не одобряют ее. Так, выходец из Малави Исмаил Патель выступает против организации разъездной группы известных деятелей: «Это колонизаторкий подход. Возят каких-то иностранцев, которые являются и указывают местным, что им следует делать». Действительно, за пределами Лондона мало кто слышал о проживающем в Соединенных Штатах мусульманском проповеднике Хамзе Юсуфе Хансоне или швейцарском философе египетского происхождения Тарике Рамадане. В знак протеста Патель органи зовал контрколлектив из 30 религиозных деятелей шести городов Великобритании, в том числе Лестера.

Дьюсбери - город в Западном Йоркшире с 50 тысячами жителей, треть среди них - мусульмане. Они живут замкнутой общиной, в частности, в азиатском квартале Сэвил Таун, где компактно проживают барельисы и деобанди-таблиги. Улочки здесь узкие, спокойные, усеяны скромными лавочками мусульманской женской одежды, стоят десять мечетей. В их числе - огромная мечеть «Маркази», построенная в 1980 году, европейская штаб-квартира движения «Таблиг». Большой супермаркет Асда построен на месте бывшего текстильного завода.

Дьюсбери живет на осадном положении. Люди отказываются говорить с прессой с тех пор, как летние аресты (после раскрытия заговора с целью совершения терактов на авиалиниях) спровоцировали скандал со СМИ, подозревавшими «Таблиг» в связях с «Аль-Каидой». Главарь террористов, засветившихся 7 июля, Мохаммад Сиддик Хан жил здесь и был женат на женщине из этого местечка.

До 13-15 лет мусульманские дети два часа в неделю получают дополнительное религиозное образование после школы, а также по выходным в медресе при местной мечети. Основная часть текстов написана на урду, который большинство детей не понимает, а преподаватели плохо знают английский язык. Но, по мнению Абделя Хаи, проблема исходит от тех, кто не был в медресе и позже, учась в университете, попадает под дурное влияние «Хизб ат-Тахрир». Он не видит проблемы в медресе: «Мы должны поддерживать нашу этническую культуру; мы говорим на гуджарати, но хотим, чтобы наши дети изучали урду, который остается для нас классическим, эталонным языком».

Ситуации в Сэвил Тауне завидует Абдул Аслам, приехавший из Пакистана руководитель общинного центра другого квартала Дьюсбери - Равенсторпа. Этот квартал - один из беднейших, он наполовину населен мусульманами, а другая половина состоит из восточноевропейцев, боснийцев, украинцев, иракцев, курдов, индусов-немусульман. «Здесь на первый план выходят локальные проблемы, а не проблемы ислама, - объясняет Аслам. - Когда вы живете в обездоленном квартале, вы следите за состоянием дорог и за вашими отношениями с соседями. Мы хотим, чтобы наши дети изучали не урду, а английский, мы и так уже сильно отстали в этом плане». Аслам гордится работой, которую проводит его центр, и не без оснований: квартал хорошо освещен, чисто, кругом порядок - особенно по сравнению с соседним кварталом Дьюсбери - Моором. Там такие же жители, но процветают преступность и наркоторговля.

Жители Дьюсбери пытаются понять, что с ними происходит. Они воздерживаются от упоминаний о том, как в качестве мусульман становятся объектами нападок - вплоть до того, что некоторые не решаются пользоваться общественным транспортом. Однако признают свои трудности. Президент престижной Индийской ассоциации социального обеспечения Башир Каролиа признает: «Это действительно наша вина. Мы остаемся замкнутыми на самих себе. Нам следовало бы рассказать об исламе всему населению еще до 11 сентября». В мусульманских общинах, живущих в отдельных замкнутых мирках, старшее поколение по-прежнему руководствуется прежде всего культурными ценностями. Для новых поколений, потерявших связь со страной происхождения, эти ценности ничего не значат - поэтому между молодежью и родителями образовалась пропасть. Некоторые кажутся полностью интегрированными в общество, но они все же опасно отделены от остального мира. В этой очень сложной британской мозаике все сходятся в одном: в осознании желательности более сильного чувства гражданской принадлежности. Однако не существует единого мнения относительно того, как этого добиться.

СПРАВКА Кто есть кто?

В Великобритании живут 2,5 миллиона мусульман, или чуть более 3 процентов населения страны. Часть попала сюда еще в XVIII веке, но основная волна иммиграции началась в конце 1950-х годов. Две трети мусульман имеют азиатское происхождение - пакистанцы (660 тысяч), индийцы и бангладешцы. Сюда входят также иракцы, иранцы и нигерийцы, к которым позднее присоединились алжирцы, сомалийцы, боснийцы и косовары. Больше всего мусульман (около 750 тысяч) в Лондоне и его пригородах, они селятся в смешанных кварталах и говорят на более чем 50 языках. К этническому разнообразию добавляется религиозное, хотя подавляющее большинство являются суннитами. Главную роль играют две суннитские группы. Первая, самая многочисленная - барельисы. К ней относятся в основном пакистанцы, которые наименее органи- зованы и особенно разобщены.

Барельисы относятся к суфийской линии в исламе, а их название происходит от имени мусульманского интеллектуала из индийского города Барельи. Их представляет прежде всего Форум британских мусульман.

Вторая - деобанди (по названию индийского города Деобанди к северо-востоку от Дели). Они менее многочисленны, но гораздо более влиятельны, чем барельисы. Это очень строгие и консервативные мусульмане, в их мечетях и на их семинарах получает образование большинство британских имамов. На индостанском полуострове часть их присоединилась кглобальному джихаду. Деобанди составляют базу Совета мусульман Великобритании.

Существует также крупная исламская просветительская организация «Джамаат ат-Таблиг», чья европейская штаб-квартира находится в Дьюсбери (Йоркшир). Сама она аполитична и занимается орга низацией паломничеств, но из-за слабости ее структур в них проникли сторонники «Аль-Каиды».

Разобраться в исламских течениях и политических организациях весьма сложно. Салафистские течения суннизма проповедуют возврат к истокам - обществу времен пророка Мухаммеда. Их идеи распространяются в основном через имамов, получивших образование в университете Медины. Будучи слабо структурированным движением, салафизм включает в себя три фракции: реформисты, традиционалисты и джихадисты. Обосновавшись в Великобритании, джихадисты сделали эту страну пристанищем для активистов «Аль-Каиды», изгнанных из Афганистана.

Салафизм часто путают с ваххабизмом (8), ошибочно используя эти термины как взаимозаменяемые. Салафиты, хотя и являются консерваторами, пытаются осмыслить и интерпретировать канонические исламские тексты, признают достижения науки и технологий, социально активны и хотят исламизировать все общество.

К числу исламских политических организаций относится и «Джамаат ислами», основанный еще в 1941 году в Лахоре (Пакистан). В Великобритании он представлен Исламским фондом и Исламской миссией в Великобритании, которые придают ему политический и интеллектуальный вес.

Среди неазиатского, прежде всего арабского, населения заметно влияние Братьев-мусульман - организации, основанной в 1928 году в Египте. Они в 1997 году создали Мусульманскую ассоциацию Великобритании. Приняв участие в протестах против войны в Ираке, они расширили свое влияние среди молодежи азиатского происхождения. Британская организация «Хизб ут-Тахрир» создана в 1953 году и утверждает, что придерживается принципа ненасилия. С конца 2005 года власти угрожают ей закрытием, поэтому она существенно умерила свою радикальность, используя весьма изощренный стиль представления своих целей, среди которых фигурируют, в частности, восстановление халифата (правда, не в Великобритании, а в мусульманском мире) и неучастие в британских выборах.

Она отрицает какую-либо свою связь с партией под тем же названием, созданной в Иерусалиме в 1953 году и запрещенной на всем Ближнем Востоке.

Особую роль играет мечеть в северной части Лондона Финсбери парк - оплот радикализма. С ней были связаны такие известные персонажи, как египтянин Абу Хамза (Аль-Масри), задержанный полицией в 2004 году за призывы к расовой ненависти и убийствам, и Абу Катада (Омар Махмуд), задержанный в 2002 году после полутора лет нелегального проживания. Эту мечеть посещали три боевика, совершившие теракты 7 июля, а также Ричард Рейд, который попытался пронести взрывчатку на борт самолета в подошве ботинка.

Наконец, продолжает подпольную деятельность организация Аль-Мухажирун , считающая демократию несовместимой с халифатом и призывающая мусульман не принимать участие в выборах. Ее лидер Омар Бакри Мухаммад пошел на заключение соглашения о ненасилии с британским правительством, которое использовало митинги и этой ассоциации для надзора за ней, но оно провалилось еще до 7 июля. Организация взяла на себя ответственность за организацию митингов перед датским посольством в Лондоне по поводу карикатур на Пророка и не скрывает своего восхищения Усамой бен Ладеном.

Ссылки:

  • (1) Министерство создано в 2006 году. Ранее дела иммигрантских общин находились в ведении Министерства внутренних дел.
  • (2) Times Online, 10 ноября 2006 года (http://www.timesonline.co.uk/article/0,2-2447690,00.html).
  • (3) Lancashire Telegraph (Блэкберн), 5 октября 2006 года.
  • (4) Хиджаб - головной платок, надеваемый так, что открытыми остаются только глаза.
  • (5) См.: Филип Голуб. Хроническая чрезвычайщина в: Le Monde diplomatique (рус. изд.), сентябрь 2006 года.
  • (6) В Великобритании происхождение жителей определяется по расовому признаку: белые, чернокожие, британские чернокожие, британские азиаты, китайцы и так далее; формуляры государственных служб содержат отметку об этнической принадлежности. Каждый вправе самостоятельно определить или вовсе не определять ее; например, белый может объявить себя чернокожим или азиатом.
  • (7) The Guardian (Лондон), 12 августа 2006 года.
  • (8) По имени проповедника Мухаммеда Абделя Ваххаба, жившего в XVIII столетии. Ваххабиты настаивают на буквальном прочтении Корана.

    * Журналист (Лондон).