Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Превращения резидентов

Кадровый кризис в спецслужбах. В суде над Сутягиным и странной нефтяной сделке участвовали провалившиеся разведчики

Ирина Бороган, Андрей Солдатов / www.agentura.ru специально для Московских Новостей /


Игорь Сутягин. Фото МН

  

Невозможно представить, что обвиняемого в шпионаже судит сотрудник спецслужб, ранее сам заподозренный в государственной измене.

Когда адвокаты осужденного за шпионаж Игоря Сутягина заявили, что в коллегию присяжных были внедрены представители ФСБ, мы подумали - это паранойя. Хотя, занимаясь этой темой, знали, что в деле Сутягина постоянно возникали какие-то странные обстоятельства.

Подозрительным казалось то, что в ноябре прошлого года дело Сутягина передали другому судье, и уже сформированную коллегию присяжных распустили, и набрали новую, которая и признала Сутягина виновным.

Однако после вынесения приговора защита обнаружила среди присяжных человека, который значился в списках кандидатов в присяжные для другого суда - Московского окружного военного. Как он попал в Мосгорсуд - загадка. В августе адвокат Сутягина Борис Кузнецов назвал имя этого человека - Григорий Якимишен.

Мы выяснили, что один раз этот человек уже был участником шпионского скандала. Только тогда в сотрудничестве с иностранными спецслужбами заподозрили его самого.

Служили два товарища

Впервые Григорий Якимишен попал в поле зрения прессы в середине 90-х в Польше.

  


Юзеф Олексы. Фото
Polskie Radio 1

Эта история началась на Майорке в июле 1995 года. Там отдыхал Владимир Алганов, кадровый офицер КГБ, а потом СВР, который в 1981-1992 годах работал первым секретарем нашего посольства в Варшаве. В гостинице он встретился с Марианом Захарским, офицером польской разведки. В разговоре речь зашла об агенте по кличке "Олин", завербованном КГБ в 1982 г. Захарский записал разговор и передал пленку министру внутренних дел Польши.

В декабре 1995 года тогдашний президент Польши Лех Валенса неожиданно пригласил в свой рабочий кабинет высших должностных лиц страны. Слово взял министр внутренних дел Анджей Мильчановский, который сообщил, что в военную прокуратуру направлены материалы, доказывающие существование в высших эшелонах власти сети агентов российских спецслужб.

Канцелярия президента сообщила об этой встрече СМИ и упомянула госчиновника, который систематически передавал российской разведке сведения, в том числе и секретные. Имя предателя названо не было.

Но вскоре оно всплыло - по данным радиостанции Radio Zet, речь шла об агенте "Олин", которым являлся премьер-министр Юзеф Олексы. Якобы Олексы начал сотрудничать с советской разведкой еще в 1983 году, и поддерживал связь с Москвой до 1995 года, когда его назначили премьер-министром.

В ответ Служба внешней разведки России сделала официальное заявление, что с 1949 года советским спецслужбам запрещено вербовать агентов из стран Варшавского договора. Кроме того, на специальной пресс-конференции в Москве выступил сам Алганов. Он признал, что является бывшим сотрудником СВР, а также подтвердил свои многочисленные контакты с Олексы, но заявил, что это была "дружба семьями".

Однако на заседании Сейма министр внутренних дел Анджей Мильчановский заявил, что "сведения, полученные в 1995 году, указывают на г-на Олексы как на информатора иностранной разведки". Польская контрразведка - Управление государственной безопасности - передала в военную прокуратуру материалы по делу Олексы.


Владимир Алганов (слева) во время работы в посольстве. Фото предоставлено Томашом Помповски (журнал ФАКТ)

  

24 января 1996 года военная прокуратура начала расследование связей Олексы с советскими и российскими спецслужбами. Здесь и всплыло имя Григория Якимишена. По данным польской прессы, российский дипломат Якимишен сменил Алганова на посту первого секретаря посольства РФ, а затем стал пресс-секретарем посольства. Польская пресса писала, что Якимишен - подполковник СВР, закончил школу разведки, в 1979-84 гг. служил в качестве сотрудника корпункта Агентства печати Новости в Гданьске. После ухода Алганова в отставку Якимишен принял от него эстафету и стал "связью" Олексы.

Вскоре Олексы добровольно ушел в отставку. А в мае 1996 года военная прокуратура закрыла дело: прокурор пришел к заключению, что доводы против Олексы неубедительны. Свое заключение он аргументировал тем, что главный свидетель обвинения - кадровый российский разведчик, завербованный польскими спецслужбами, руководствовался в своей деятельности отчасти корыстными целями.

Имя завербованного агента названо не было.

Впрочем, в прессе оно все-таки появилось. Польская газета "Трибуна" написала, что этим агентом был... Григорий Якимишен. Эту информацию опубликовали и другие газеты.

Снова в строю

Когда Григорий Якимишен неожиданно появился в качестве одного из присяжных в процессе Игоря Сутягина, мы стали разыскивать людей, знавших его. Ежи Яхович -- известный польский журналист, расследовал шпионские скандалы в "Газете выборча", в том числе и "дело Олексы".

  • Ежи, ты лично встречался с Григорием Якимишеным?
  • Да, много раз. Он же был пресс-секретарем посольства. Высокий, симпатичный, тогда ему было около сорока лет.
  • Как ты считаешь, был ли он офицером разведки?
  • Да, он, конечно, был разведчиком. Мне об этом говорили офицеры нашей польской разведки. Да я и так понял, что он из разведки.
  • А как ты это определил?
  • Ну, он постоянно стремился к неформальному общению, звал в рестораны, выпить. Это было слишком навязчиво. Он явно заигрывал со мной.
  • Ежи, тогда польские газеты писали, что Якимишен - это как раз тот человек, который был перевербован польской разведкой?
  • Да, это правда. Он и был человеком, который дал информацию, что "Олин" - это наш премьер Олексы. Захарский (сотрудник польских спецслужб - Прим. авторов) выпил с ним много водки, и тот ему назвал "Олина" как Олексы.
  • А когда Якимишен уехал из Польши?
  • В январе 1996 года.
  • Вы не знаете, что с ним дальше случилось?
  • Мы пытались выяснить. Он же был завербован польской разведкой, и наши офицеры боялись, что его убьют в России. Мы пытались найти его по старому адресу, но безрезультатно. Если вы его найдете, скажите мне.

После возвращения в Москву Якимишен действительно исчез из поля зрения старых знакомых. Мы пытались побеседовать о нем с бывшими сослуживцами по Польше, но многого не узнали, поскольку после скандала "он как сквозь землю провалился".

На самом деле опасения поляков не подтвердились: Григорий Якимишен не попал под суд за работу на разведку Польши. Как удалось выяснить, до последнего времени он трудился в компании Parma Trading. А заодно участвовал в шпионском процессе в качестве присяжного заседателя.

"Следующий вопрос"

Григория Якимишена мы тоже нашли. Но, к сожалению, разговор получился коротким:

  • Григорий Романович, мы готовим публикацию о процессе Игоря Сутягина. Скажите, это Вы работали в посольстве РФ в Польше в 1994-96 гг?
  • Я давал суду подписку о неразглашении тайны следствия, и в суде хранится копия моей трудовой книжки.
  • Но Вы можете сказать, Вы работали в Польше или нет?
  • Какой следующий вопрос?
  • Как вы можете прокомментировать скандал, связанный с Вашим именем, который подробно освещался польскими СМИ?
  • Я не намерен отвечать. Больше мне не звоните.

Кстати

Активные люди редки, и никогда не остаются без дела. Бывший коллега Якимишена - Алганов -этим летом опять привлек внимание польских журналистов. На этот раз инициатором скандала стал польский олигарх Ян Кульчик. В октябре 2004 года стало известно, что 18 июля 2003 года в Вене Кульчик встречался с Владимиром Алгановым. Их разговор касался возможной покупки ЛУКОЙЛом Гданьского НПЗ. При этом Алганов якобы заявил Кульчику, что за обеспечение этой несостоявшейся сделки сумму в пять млн. долларов получили бывший министр госказны Польши Веслав Качмарек и бывший глава польской топливной компании "Нафта Польска" Мачей Герей.

Вернувшись из Австрии в Польшу, Ян Кульчик, по его собственным словам, передал эту информацию главе польской спецслужбы Збигневу Семянтковскому. Было начато расследование, кроме спецслужб, в дело включилась специально созданная в Сейме следственная комиссия. Разразился политический кризис.

Тем временем сам Алганов, который в настоящее время является заместителем исполнительного директора компании "Росэнергоатом", отказывается комментировать ситуацию журналистам, и просто бросает трубку телефона в своем рабочем кабинете.

Выражаем благодарность журналистам "Газеты выборчей" за помощь в подготовке публикации

Смотри также на "Агентуре":

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->