Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Война в Ливане. Четыре вопроса двум экспертам

На вопросы Washington Profile отвечают сотрудники исследовательских организаций США, которые выступают за защиту интересов евреев и арабов.

Кто виноват в начале нового военного конфликта?

Шошана Брайен/Shoshana Bryen, директор отдела специальных проектов исследовательского центра Еврейский Институт Международной Безопасности/Jewish Institute for International Security Affairs:

- Есть три главных виновника сложившейся ситуации. "Хезболла" финансируется Ираном и Сирией. У террористов нет своих средств, все террористические организации поддерживаются какими-то государствами. Так что, первые два виновника - Иран и Сирия. Третий виновник - сам Ливан. Ливанское правительство не имеет ни возможностей, ни желания реализовать право суверенитета в южной части своей страны. 

Джеймс Зогби/James Zogby, основатель и президент Арабо-Американского Института/Arab American Institute:

- Нет сомнений, что непосредственная причина начала конфликта - провокация "Хезболлы". Однако реакцию Израиля нельзя считать адекватной и разумной. Я считаю, что происшедшее создало порочный круг насилия. Ситуация может полностью выйти из-под контроля. Она не даст никаких иных результатов, кроме крови, слез и разрушений.

- Каковы перспективы разрешения этого кризиса? 

Брайен: До окончания этого конфликта еще далеко. Ливану предстоит ответить на вопрос: собирается ли его правительство установить свой полный суверенитет на юге страны. Премьер-министр Ливана выразил желание попытаться это сделать и обратился в ООН за помощью. При этих условиях Израиль может согласиться на прекращение огня. Израиль говорит, что бессмысленно перемирие, которое подразумевает сохранение власти "Хезболлы" на юге Ливана. Если "Хезболла" не будет изгнана оттуда, то она сможет свободно выбирать удобное время и место для следующей атаки на Израиль. Активное участие ливанских властей необходимо для прекращения огня. Если Ливан согласится рассматривать этот вопрос, то это будет безусловным прогрессом. Без активности Бейрута никакого прогресса не может быть достигнуто.

Зогби: Многие специалисты утверждают, что враждующие стороны нуждаются в посредничестве для заключения мира. Нужно пригласить эффективного американского представителя, который сможет договориться об условиях мира и будет способствовать разрешению, хотя бы в краткосрочной перспективе, новых проблем. Во-первых, необходимо договориться об освобождении израильских пленных. Во-вторых, соглашение об обеспечении безопасности Ливана и Израиля должно учитывать и ситуацию в Палестине. Кроме того, нужна международная помощь для восстановления пострадавших территорий. 

-  Какое влияние события в Ливане могут оказать на весь регион Ближнего Востока?

Брайен: Если Ливан вновь установит контроль над южной частью своей страны, то те государства, которые финансируют "Хезболлу", потерпят поражение. Не забывайте, что Сирия и Иран также укрывают и поддерживают тех террористов, которые воюют в Ираке. В интересах США дать понять, что подобные действия могут дорого им обойтись. 

В Ираке действуют террористы, приезжающие из разных стран с различными идеологиями.  Не стоит думать, что мирные иракцы внезапно стали террористами. Люди приезжают из других стран, чтобы помешать строительству свободного и суверенного Ирака. То, что делает Израиль, дает возможность Западу задуматься о том, готовы мы или нет посмотреть в лицо терроризму, который поддерживают определенные государства. Складывается впечатление, что президент Джордж Буш/George Bush и премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт к этому готовы. На саммите "Большой Восьмерки" прозвучало признание, что правительству Ливана необходимо установить власть над всей территорией своей страны. Я считаю, что мы двигаемся в правильном направлении.

Зогби: Президент Буш придерживается мнения, что терроризм можно уничтожить с помощью силы. Но это мировоззрение - не более чем клише, оно не отражает политических, психологических и социальных реалий. На самом деле, нужно добиться сдерживания волны терроризма и насилия, и, одновременно, способствовать появлению в арабских странах большинства, осуждающего террор и экстремизм. Требуется содействовать созданию новых политических и социальных реалий. Это очень сложно, но это является единственным способом решения проблемы. 

Социальную действительность можно уподобить воздушному шарику - если на него надавить в одном месте, то воздух перейдет в другое. Невозможно просто избавиться от некоего явления - необходимо трансформировать те условия, которые его породили. Конфликт, который начался в Ливане, приведет к появлению новых форм экстремизма. Злость и ненависть к Израилю, которые сейчас распространяются в Ливане, останутся там надолго. 

В 1982 году Израиль вошел в Ливан, чтобы прогнать террористов из Организации освобождения Палестины. Израиль добился успеха. Но чего еще он добился? Во-первых, появилась "Хезболла", во-вторых, в Палестине началась интифада. 

- Как на Ваш взгляд средства массовой информации США освещают этот конфликт?

Брайен: Я считаю, что у американских СМИ наблюдается осознание того, что терроризм - не изолированное явление, что у простых людей нет зенитных орудий и ракет. То есть, террористов кто-то спонсирует. Освещение этих событий до сих пор концентрируется на человеческих страданиях. В эфир попадают сюжеты про женщин и детей, живущих в Израиле, в Палестине и Ливане. Традиционно немного внимания уделяется объяснению происходящего, описанию истории этой проблемы. 

Зогби: Журналисты немного лучше, чем раньше, освещают текущие события. Однако палестинской проблеме внимания уделяется явно недостаточно. Проблема заключается в том, что средствами массовой информации движет политика. Если представители Конгресса США выступают с определенной точкой зрения, которую я бы назвал "информированным невежеством" - то есть, политики отказываются углубляться в детали и только повторяют выгодные им фразы - это неизбежно отражается на работе американской прессы. При этом американские журналисты, находящиеся в Ливане, помогают лучше понять реальную ситуацию.

Источник:

Досье:  Первое вторжение в Ливан

В июле 1982 года израильские войска вошли на территорию Ливана, чтобы разгромить вооруженные формирования Организации Освобождения Палестины (тогда штаб-квартира ООП находилась в Бейруте, где постоянно проживал и Ясир Арафат, будущий глава Палестинской Автономии). Война в Ливане стала причиной серьезных изменений во внешней политике США.

Тогда президентом США был республиканец Рональд Рейган/Ronald Reagan. При нем  ближневосточная политика США была подчинена одной главной цели: подготовке к потенциальному вторжению СССР в зону Персидского залива. Поводом для этого стала оккупация советскими войсками Афганистана (1979 год). Второй главной задачей США было сдерживание Ирана, в котором незадолго до этого произошла исламская революция (также 1979 год), из-за чего Тегеран неожиданно превратился из стратегического союзника США - в стратегического противника. США стремились создать антисоветский стратегический союз арабских государств, наращивали поставки оружия дружественным режимам и создали группировку Сил Быстрого Реагирования/US Rapid Deployment Force, призванную противостоять советскому экспедиционному корпусу, буде тот окажется вблизи Персидского залива.

К началу 1982 года выяснилось, что планы США были не вполне реалистичны. Арабские режимы в большей степени опасались действий Израиля и Ирана, чем советских атак. В свою очередь, Израиль крайне беспокоило перевооружение арабских армий американским оружием. Однако главным фактором риска стала война в Ливане. С 1975 года в стране шли постоянные бои между вооруженными формированиями, образованными различными религиозными и этническими общинами - формально война началась в 1973 году, после того, как ливанская армия получила команду разоружить палестинские вооруженные формирования. Ситуация была (и остается до сих пор) крайне сложной и противоречивой. Историк Сандра Маки/Sandra Mackey, автор книги "Ливан: Разделенный Дом"/Lebanon: A House Divided, обращает внимание на парадоксальный факт: в 1976 году Сирия, которая долгое время поддерживала ООП, направила 40 тыс. солдат в Ливан, чтобы защитить ливанских христиан-маронитов от палестинцев. Однако впоследствии, защищаемые марониты оказались в состоянии войны с сирийцами. В январе 1991 года Израиль поддержал вооруженные формирования ливанских христиан. Израильские самолеты начали сбивать сирийские вертолеты, в ответ Сирия перебросила в Ливан ракеты "земля-воздух". При посредничестве США кризис удалось урегулировать. Но это было только начало. С территории Ливана артиллерия ООП начала обстреливать Израиль, а израильская артиллерия и авиация начали наносить ответные удары (в июле 1981 года израильские самолеты разбомбили штаб-квартиру ООП в Бейруте).

В октябре 1981 года произошло еще одно важное событие: боевики Египетского Исламского Джихада застрелили в Каире президента Египта Анвара Садата, который подписал мирный договор с Израилем в Кэмп - Дэвиде. Соглашение было достигнуто при посредничестве США, следствием этого, в частности, стало возвращение Египту Синайского полуострова, оккупированного Израилем в 1973 году.

В декабре 1981 года конфликт вступил в новую фазу: Израиль аннексировал Голанские высоты (они принадлежали Сирии, но были захвачены Израилем в 1973 году). Эти действия Израиля вызвали волну критики в США: к примеру, 30 из 40-ка крупнейших газет США яростно критиковали действия Израиля, лишь две газеты выразили умеренную поддержку этому шагу.

США узнали о подготовке израильского вторжения в Ливан в октябре 1981 года, когда на похоронах Садата премьер-министр Израиля Менахем Бегин сообщил об этом госсекретарю США Александру Хейгу/Alexander Haig. Израиль объяснял это намерением положить конец постоянным нападениям и обстрелам, которые организовывали формирования ООП, базирующиеся в Ливане. Соответствующие переговоры с США проводил и Ариель Шарон, тогда министр обороны Израиля.

США выработали следующую дипломатическую позицию: во-первых, Вашингтон не поддерживает эту акцию, во-вторых, США не отказывают Израилю в праве на самозащиту, однако любая акция такого рода может быть предпринята лишь в ответ на международно признанную провокацию. Однако США рассчитывали, что война не начнется - их главной надеждой были выборы в Израиле, на которых, как предполагалось, должен был потерпеть поражение "ястреб" Бегин. Однако Бегин выиграл выборы.

Формальным поводом для начала военных действий стало покушение на посла Израиля в Великобритании - террорист из ООП выпустил в него несколько пуль. Посол был тяжело ранен и остался парализованным до конца своих дней. Израиль ответил на это авианалетами на палестинские лагеря вблизи Бейрута, чуть позже израильские войска вошли на территорию Ливана. Операция получила название "Мир Галилее" - по данным военного историка Мартина ван Кревельда/Martin van Creveld, автора книги "Меч и Олива"/The Sword and the Olive, название операции выбрал лично Бегин (Галилея - северная часть Израиля, в наибольшей степени страдавшая от обстрелов и нападений палестинцев, действовавших с территории Ливана).

После начала войны, официальная реакция Вашингтона была "умеренно-негативной". Стивен Спигел/Steven L. Spiegel, автор исследования "Внешняя Политика США на Ближнем Востоке: От Трумпэна до Рейгана"/The Other Arab-Israeli Conflict: Making America's Middle East Policy, from Truman to Reagan, отмечает, что к этому моменту еще не завершился другой военный конфликт - между Великобританией и Аргентиной, споривших из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. Государственный Департамент США/US State Department сосредоточил все силы на этом направлении "дипломатического фронта". Тем не менее, США воспользовались своим правом "вето", чтобы заблокировать в Совете Безопасности ООН резолюцию, осуждающую Израиль. Дальнейшие действия администрации Рейгана были столь же противоречивы. США сперва предложили Израилю заключить соглашение о прекращении огня. Чуть позже Рейган на пресс-конференции заявил, что вооруженные формирования ООП должны покинуть Ливан (то есть, он поддержал израильскую позицию). Месяц спустя Рейган отказался разрешить поставку Израилю некоторых видов ранее заказанных вооружений. Впоследствии США неоднократно выражали озабоченность продолжающимся кровопролитием, однако более решительных шагов не предпринимали.

Многие исследователи считают, что причиной этих невнятных действий была ситуация, в которой оказались США. С одной стороны, Вашингтон не желал отказываться от поддержки Израиля, с другой - не считал возможным обострять отношения с арабскими государствами. С третьей, он не считал возможным поддерживать ООП и Сирию, поскольку они считались клиентами Москвы. При этом исследования общественного мнения, проводившиеся в США, показывали, что большинство американцев негативно оценивали действия Израиля. Критика Израиля особенно обострилась после того, как христианские вооруженные формирования устроили резню в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила - они находились на территориях, контролируемых израильской армией (сентябрь 1982 года). К примеру, опрос, проведенный в августе 1982 года газетой Washington Post и телекомпанией ABC, показал, что 52% американцев поддерживали действия Израиля, а 18% - действия арабской стороны (до начала войны Израиль поддерживало 68% опрошенных). Однако действия премьер-министра Израиля Менахема Бегина, считавшегося "архитектором" войны, одобряли 33%, не одобряли - 32%. В сентябре, после трагедии Сабры и Шатилы, рейтинг Израиля снизился до 48%, а рейтинг Бегина - до 26%. В свою очередь, продолжающаяся война в Ливане снизила и рейтинг администрации Рейгана - до вторжения израильских войск 48% американцев одобряли ближневосточную политику США, после начала войны - 37%. Одним из последствий этого стала замена Александра Хейга на Джорджа Шульца/George Schultz.

Шульц сумел урегулировать конфликт. Спецпредставитель США договорился с ООП об эвакуации из Ливана - палестинцы согласились переехать в иные арабские страны (впоследствии Арафат оказался в Тунисе). В Бейрут должны были высадиться многонациональные миротворческие силы (войска США, Великобритании, Франции и Италии), задачей которых было разделение враждующих сторон и обеспечение безопасной эвакуации палестинцев. Впоследствии Рейган предложил новый план урегулирования израильско-палестинского конфликта - он впервые призвал к созданию независимого палестинского государства (правительство Бегина эту идею немедленно отвергло). Кроме того, США выделили значительную экономическую помощь правительству Ливана.

Американские войска в Ливане должны были восстановить власть правительства страны. Тома Фридман/Thomas Friedman, автор книги "От Бейрута до Иерусалима"/From Beirut to Jerusalem, считает, что вступление американских войск на ливанскую землю было основано на изначально неверных представлениях о ситуации в стране: "Американские официальные лица считали, что ливанская проблема может быть легко решена. Американцы видели, что у этой страны, как и в США, есть президент, парламент и главнокомандующий, следовательно главная проблема заключается лишь в том, что эти институты власти слишком слабы".

Однако в игру вступили силы, которые в Вашингтоне не учитывали. Различные ливанские группировки (в большинстве своем, проирански настроенные) начали настоящую охоту на граждан западных стран, находившихся в Ливане. Их похищали и убивали. В 1982 году при деятельной поддержке Ирана была создана организация, которая впоследствии приняла название "Хезболла". В 1983-1985-е годы ее боевики-самоубийцы взорвали посольство США в Бейруте, а также казармы миротворческих контингентов США и Франции (войска США были выведены из Ливана в 1984 году).

В 1983 году израильские войска освободили большую часть территории Ливана, за исключением узкой полосы вдоль ливано-израильской границы (Израиль называл ее "зоной безопасности"). В 2000 году израильские войска были выведены и отсюда, причем эксперты ООН заново провели демаркацию границы. Сирийские войска покинули территорию Ливана осенью 2005 года.  

Источник: