Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Это исследование было сделано до последней войны в Ливане, но, похоже, ничуть не потеряло своей актуальности.

Аль-Манар и АльХурра: борьба спутниковых каналов и идеологий

Противоборство телевидения Хезболлах и телеканала Госдепартамента США

Анна-Мари Байлуни* / Сентябрь 2005 г. Доклад публикуется на «Агентуре» с разрешения автора /

Нынешняя администрация президента США определяет ливанскую исламистскую группировку Хезболлах как ключевую угрозу, а ее СМИ как источник растущего антиамериканизма. Президент Джордж Буш в своем послании в 2004 году сфокусировался на арабском телевещании, которое, как он заявил, несет ответственность в «пропаганде ненависти» в отношении США. А в Америке утверждают, что Аль-Манар является антисемитской телекомпанией, проповедующей ненависть, учитывая, что Хезболлах внесена в список террористических организаций.

Чтобы бороться с тем, что рассматривается как продвижение антиамериканизма, ненависти и терроризма, администрация запретила вещание Аль-Манар на американских волнах за их роль в помощи Хезболлах, а не за суть их сообщений (3). США запустили свой собственный телеканал – АльХурра (Alhurra) – чтобы составить конкуренцию арабскому ТВ. Были ли эти усилия успешны, выиграв сердца и умы арабских и мусульманских телезрителей? Чтобы ответить на этот вопрос, необходим анализ медиа-группы Хезболлах. Какую информацию на самом деле продвигает телекомпания, и к каким последствиям это приводит? В этой работе я анализировала идеологию аль-Манар и ее связи с базой поддержки. И то, как эти попытки воспринимаются в арабском мире.

Между тем, позицию аль-Манар можно определить как серию мессаджей социального движения, направленную на поощрение участия и вовлеченности. Эти мессаджи сфокусированы на Палестине, продолжающейся угрозе со стороны Израиля, американском участии в арабо-израильском конфликте, силе и возможностях сообщества солидарности, гордости за арабскую культуру и достижения Исламского сопротивления (то есть Хезболлах), и получили резонанс в арабском мире. Мессадж АльХурра, наоборот, воспринимается как еще один элемент в западной атаке на арабскую культуру. В результате, арабские и американские мессаджи все больше поляризуются. При этом информация американского канала воспринимается как пропаганда. Зрители смотрят АльХурра, чтобы выяснить американскую точку зрения, а потом они следуют за Аль-Манар, чтобы выяснить опасную правду, запрещенную американцами.

Проблема: Хезболлах и медиа-идеология Аль-Манар

Хезболлах официально была создана между 1982 и 1985 гг.(5) как зонтичная структура, объединяющая шиитские религиозные группы в Ливане, борящиеся против израильского вторжения. Его военное крыло было названо Исламским сопротивлением. Группировка получила иранскую помощь, военную и финансовую, и выдвинула лозунг создания Исламского государства. Во время ливанской войны Хезболлах использовала смертников-самоубийц и обвинялась в спонсировании террористических атак в начале 90-х в Латинской Америке. Организация официально внесена США в список террористических организаций.

После окончания Ливанской гражданской войны, Хезболлах трансформировалась в местную политическую партию, и сейчас рассматривается как легитимная сила ливанцами всех конфессий. Споры вокруг Исламского государства закончились решением перейти к сотрудничеству с другими религиозными силами и партиями Ливана(8).

Хезболлах принимала участие в выборах, сотрудничая с другими религиозными группами, в том числе христианами, и поощряя своих членов голосовать за них. Их служба социальной помощи и жесткая позиция в отношении борьбы с коррупцией усилила их базу среди всех групп. Партия сейчас имеет 14 мест их 128 в парламенте Ливана(9). Более важно, что после выхода израильских сил из Ливана в 2000 году из-за атак Хезболлах на израильских солдат, и последовавший роспуск южно-ливанской армии, финансируемой Израилем, рассматривается как уникальное событие, которое продемонстрировало мощь группировки и ее роль в сохранении территориальной целостности Ливана.

Многие ливанские лидеры согласны, что разоружение милиции Хезболлах, сейчас насчитывающей несколько сотен бойцов, не является главным приоритетом, хотя они хотели бы видеть ее разоруженной. Сама группировка продолжает утверждать, что ее сопротивление помогает предотвратить попытки аннексии Израилем ливанской территории или вмешательства в дела страны. Израильская оккупация ферм Шебаа является предлогом для продолжения существования военного крыла Сопротивления. Арабы часто ссылаются на победу Хезболлах: они единственные несут ответственность за вооруженное вытеснение израильтян со своей территории. Роль Сопротивления в деятельности группировки возросла во всем арабском мире, где рассматривается как образец для подражания. В то же время, эта роль смягчила историческую враждебность между суннитами и шиитами, при которой шииты долгое время рассматривались как еретическая секта. Со своей стороны, Израиль рассматривает Хезболлах как главного противника, несмотря на ее нынешнюю ограниченную роль в местной политике.

Некоторые обозреватели считают, что Хезболлах страдает от кризиса идентичности после вывода израильских войск, поскольку движение потеряло ключевую цель деятельности. Это заключение неправомерно. Центральная роль палестинской проблемы и проблемы местной ливанской политической жизни были ключевыми до окончания гражданской войны и вывода войск Израиля в 2000 году, и стали еще более важными после этих событий. Кроме того, это позволяет Хезболлах укреплять свой имидж, улучшить свои позиции в местной политике. На самом деле, почувствовав приближение кризиса, Хезболлах просто перенесла акцент в отношениях с Израилем с освобождения Ливана на защиту ливанской земли.

Кроме того, группа на самом деле не сфокусирована на одной цели. У Хезболлах есть свой взгляд на проблемы государства (называемый «ливанонизацией») и свои собственные внешнеполитические приоритеты. Хотя Хезболлах остается очень близкой к Ирану, связи с этой страной сильно уменьшились после окончания гражданской войны. Глобально и в рамках Ливана, организация сфокусирована на том, чтобы обеспечить лучшее место традиционно маргинальным шиитам. После того, как группировке удалось оказать эффективное сопротивление Израилю, Хезболлах вывела шиитов из тени, добившись роста их признания со стороны суннитов. До этого, шииты рассматривались как пассивная сила из-за своей политической изоляции и плачевного экономического положения. Успех Хезболлах изменил их имидж с жертвы на политическую силу, основанную на солидарности и гордости(12), идеологический разворот, придуманный в Ливане еще до гражданской войны Мусой аль-Садром. На местном уровне, организация популярна из-за своей социальной политики – предоставления социальных служб на контрасте с проблемами гособеспечения. Политически Хезболлах, как и другие исламистские группировки, провозглашает борьбу с бедностью и коррупцией своей главной целью. Эта схема пропагандируется Аль-Манар. Другой фокус Хезболлах – палестино-израильский конфликт. В частности, после ухода израильских сил и начала второй Интифады, Палестина заняла главное место в заявлениях организации. Группировка обращается к населению лагерей беженцев, пытаясь перетянуть их на сторону шиитов, а на практическом уровне Хезболлах рассматривает палестинский конфликт как возможность увеличить свою базу поддержки. Она вербует себе членов среди палестинцев, и использует их в конкурентной борьбе с другой шиитской партией – Амаль. В результате многие палестинцы сегодня очарованы риторикой Хезболлах в отношении Палестины. Их статус внутри страны слишком неясен, и они ищут свое место в политической и общественной системе этой страны.

Палестинская проблема крайне важна в арабском и мусульманском мире, в частности из-за отсутствия государств, способных сопротивляться Израилю. Как в свое время Аль-Каида использовала Палестину как мобилизующий фактор для объединения афганских арабов в международной сфере, так Хезболлах использует Палестину для своих местных целей. Движение было официально создано в годовщину резни 1982 года в Шабре и Шатиле (двух бейрутских лагерях палестинских беженцев, где население было расстреляно христианской милицией при поддержке израильских сил). Центральная тема Палестины и Иерусалима находит резонанс не только среди шиитов и палестинцев в Ливане, но и всего суннитского населения. Это позволяет Хезболлах нарашивать свою легитимность. 99% ливанских мусульман рассматривают организацию как законное сопротивление, и 8 марта 2005 года демонстрация в поддержку партии после убийства Рафика Харири собрала от 600 тыс. до миллиона человек.

Палестинская тема также объединяет ливанцев, несмотря на все конфессиональные границы. Файруз, знаменитая ливанская певица, сочинила несколько песен о Иерусалиме и Палестине. Даже ливанская армия использует результат битвы при Маликийия в войне 48 года, как объединительный и государствообразующий миф. Считается, что эта битва привела к превращению армии в национальный институт из остатков колониальной армии, которой она была до того, и создала коллективную идентичность, предотвратив распад во время гражданской войны(22). В первое десятилетие ливанской независимости, когда мусульманские и христианские военные были разделены из-за разницы в классовом статусе и образовании, их объединяло только одно имя – Палестина.

Аль-Манар

Хезболлах запустила свою телестанцию Аль-Манар в 1991 году – на первых порах только в Ливане. В мае 2000 года Аль-Манар начала спутниковое вещание. В настоящее время канал Аль-Манар доступен по всему миру через спутниковое вещание, и в Ливане – через наземный сигнал. Телекомпания сейчас располагает бюро и корреспондентами во многих регионах мира. Согласно опросам, аль-Манар находится в четверке самых популярных новостных телестанций на Ближнем Востоке. К настоящему моменту, самое детальное исследование аль-Манар было сделано Ави Жоришем (Avi Jorish) из Washington Institute for Near East Policy. Его работа представляет Аль-Манар как телекомпанию террористическую, опасную как для США так и для Израиля, обучающую и пропагандирующую террористическую тактику, и озвучивающую антисемитские и антиамериканские сообщения. Жориш делает вывод, что основная миссия Аль-Манар – продвигать террор, ненависть и радикализм. В отличие от Аль-Джазиры, пишет он, нет никакой информационной ценности в вещании аль-Манар – только голая пропаганда, целиком диктуемая ее воинствующим спонсором – Ираном (24). Он также заявляет, что станция показывает видео инструкции для террористов-самоубийц (25). Однако изучение вещания Аль-Манар на протяжении месяцев не подтвердило существования такого рода программ.

Основная на полевом исследовании, работа Жориша носит полемичный и алармистский характер, выдавая выводы за факты и обнаруживая незнание предмета. Например, Жориш утверждает, что аль-Манар не показывает рекламу в своей спутниковой версии, так как рекламодатели хотят скрыть свою поддержку станции от «молящихся глаз живущих в США зрителей» (26). Отсутствие контекста проявляется, когда он ссылается на фразу «Иерусалим, мы идем», которую он интерпретирует как угрозу. На самом деле эта строчка из популярной песни Файруз, которая вообще посвящена объединению всех конфессий вокруг Иерусалима как города мира(27). Жориш имел полный доступ к сотрудникам и руководству аль-Манар, которые позднее пожалели о своей открытости, так как это повлекло за собой международную кампанию против Аль-Манар. В настоящее время руководство телекомпании старается воздерживаться от интервью.

Аль-Манар финансируется Хезболлах, и хотя точные цифры неизвестны, один источник назвал цифру в 10-15 млн. долл. в год. Финансирование из Ирана закончилось сразу после окончания гражданской войны и смерти аятоллы Хомейни. Несмотря на это, Хезболлах увеличила свой сбор с неиранских шиитов и ливанских источников. Деятельность Аль-Манар должна рассматриваться в местном и региональном контексте. В Ливане есть несколько телекомпаний, каждая из которых занимает свою идеологическую позицию. Эти станции получили развитие во время гражданской войны, в результате которой появились около 50 телеканалов. После войны их число снизилось до дюжины, из которых только некоторые имеют спутниковое вещание (29).

Когда Аль-Манар получила лицензию, правительство одновременно выдало лицензию христианскому евангелистскому каналу – Tele-Lumiere, чтобы поддержать конфессиональный баланс между национальными СМИ(30). В отличие от коммерческих спутниковых каналов в других регионах мира, арабское спутниковое вещание не получает большой отдачи от рекламы. Телеканалы политически ангажированы и финансируются политическими партиями. В частности в Ливане, каждое политическое движение располагает своим телеканалом, который ее лидер лично финансирует. Доходы от рекламы обычно не покрывают расходов, что справедливо для большинства ливанских телеканалов (31). Хотя реклама находится на втором месте по важности, она служит для другой цели. Она показывает рынок, где этот телеканал популярен. Большая часть рекламы на арабском спутниковом телевещании направлена на рынок Персидского залива.

Аль-Манар мало заботиться о рекламе. Телеканал с такой глобальной и местной аудиторией, как Аль-Манар, теоретически привлекателен для рекламодателей. Однако телеканал отвергает до 90% потенциальных предложений из-за своего строгого подхода к допустимой рекламе. На Аль-Манар не может рекламироваться алкоголь, табак, или показываться клипы, в которых женщины представляются как объект торговли или соблазнения (32). Кроме того, реклама на этом телеканале мало привлекательна для рекламодателя, рассчитывающего на рынок Залива по политическим мотивам, так как в этом регионе шииты рассматриваются как отдельное сообщество (33). До 2004 года, реклама появлялась только в наземной версии телевещания, но не в спутниковой версии. Среди рекламодателей были несколько крупных американских и европейских компаний, но скандал привлек к ним внимание Конгресса США, которая запретила компаниям помогать терроризму таким образом, и американцы и европейцы ушли с телеканала (34).

В настоящее время реклама на Аль-Манар появляется нечасто, в основном в прайм-тайм. Она локальна и ориентированна на Ливан. На обычном сигнале рекламируются местная одежда, обувь и магазины игрушек, а также ливанская мобильная связь. Некоторые производители рекламируют чистящие средства и еду европейского производства. В дополнение, есть социальная реклама – школ и больниц под управлением Хезболлах, компьютерных курсов и классов по изучению Корана. Есть также немного рекламы на спутниковой версии.

Покрытие вещания

Аль-Манар (в переводе маяк) (35) – одна из самых известных телекомпаний в арабском мире (36). На Восьмом Каирском теле- и радио- фестивале Аль-Манар выиграл большинство наград. Ливанская медиа группа, которая включает в себя Аль-Манар и радио Нур (также финансируемое Хезболлах), получила четыре и девять наград соответственно (37).

Телеканал называет себя “qanat al-muqawama”, т.е. станция сопротивления, и была названа «СМИ сопротивления» одним из арабских авторов (38). Многие межпрограммные вставки на Аль-Манар провозглашают право и возможности Исламского сопротивления защищать страну, акцентируясь на ошибках США. Однако большая часть вещания не так политизирована – много образовательных программ, что позволяет провести параллель с западным вещанием, таким как PBS, например. Идеологическая позиция канала также состоит в продвижении общественной роли для женщин, привлечении внимания к проблемам бедных, продвижении роли социальных служб и т.п.

Контент канала не остается неизменным, а колеблется в зависимости от изменения позиций Хезболлах. Когда появилась возможность занять место в кабинете министров Ливана после выборов 2005 года, с канала исчезла наиболее экстремистская риторика. Разница между спутниковым и наземным вещанием уменьшилась, как только Хезболлах увидела возможность получить поддержку у не-шиитских сообществ. Фактически, канал смог преодолеть ограниченность своей религиозной группой. Согласно Министерству информации Ливана, Аль-Манар сумел заинтересовать все группы, так как делает интервью с персонами из всех политических партий и движений. Аль-Манар остается нейтральной во время таких круглых столов, чтобы увеличить свою аудиторию. Эти шоу – наиболее привлекательная часть программы канала. Таким образом, Аль-Манар выигрывает в сравнении с другими каналами, которые продвигают только свою политическую точку зрения (39). Религиозный аспект телеканала, по мнению аудитории, не столь навязчив, как у других. Дискуссии на религиозные темы сведены к минимуму, при этом Аль-Манар поддерживает свою конфессиональную идентичность призывами к молитве, и большим количеством религиозных программ во время Рамадана.

Развлекательные программы и сериалы не так распространены, как во всем арабском мире. Канал покупает и показывает недорогие египетские и сирийские сериалы, в основном исторического плана, о жизни во время Османской империи. Другие сериалы, как, например, «Ashna wa shufna», комедия, вполне типичная для арабских стран. Один из сериалов, за который канал был сильно раскритикован за рубежом, посвящен роли евреев в истории, и носит название «Диаспора» или “al-Shattat”, содержал даже фактические неточности (40). Это была драма сирийского производства, которую, как заявило руководство телеканала, Аль-Манар закупила в спешке, не отсмотрев все серии. Правда это или нет, неясно, но важно, что телеканал показал, что считает показ сериала ошибкой(41). Другие известные программы носят исторический характер, как например, сериал о Марии, матери Христа (Sitt Maryam).

Некоторые программы носят образовательный и научный характер о геологии, метеорах, животных в стиле «Дискавери».

Палестина

Канал явно сфокусирован на проблеме Израиля и палестинцев, включая детальное освещение израильских операций, что обозреватели объясняют желанием Хезболлах знать как можно больше о тактике своего главного противника (42). В любом случае, Аль-Манар пытается показывать о событиях в Палестине то, что нельзя увидеть на других каналах.

Аль-Манар стремится разрушить миф о непобедимости израильской армии и пропагандирует идею сопротивления всех арабов (43). Военные операции Хезболлах широко освещаются корреспондентами Аль-Манар, «прикомандированными» к подразделениям группировки. Эпизоды с убитыми израильскими солдатами сначала показываются на Аль-Манар (44), и только потом – Израильским ТВ (45). Чтобы придать больше значимости своим победам, Аль-Манар ведет психологическую кампанию «Кто следующий?», показывает израильских раненных и пустые места для будущих солдат (46). Телеканал дает часть заставок на иврите, пытаясь таким образом деморализовать израильтян. На самом деле, эта программа больше влияет на ливанское общество, чем на израильское, демонстрируя, что Хезболлах активна в борьбе с врагом, в том числе на медиа-фронте. Аль-Манар выполняет функцию убеждения членов Хезболлах, что успех возможен. При этом Хезболлах создает чувство победы в арабском мире, разделяемое как мусульманами, так и христианами, что добавляет популярность телеканалу (47).

Зрители ждут новостей о Палестине на Аль-Манар. Некоторые обозреватели даже считают, что освещение Аль-Манар критично для продолжения Интифады (48). По крайней мере, два неочевидных фактора могут расцениваться как помощь Интифаде. Во-первых, это акцент Аль-Манар на том, что успех Хезболлах против израильтян может стать моделью для всего региона. Во-вторых, что телеканал фокусирует основную часть новостей и даже развлекательных программ на Израиле и палестинцах. Новости и интервью идут прямо с палестинских территорий. Интервью записываются в том числе с представителями исламистских групп, как ХАМАС, что позволяет обозревателям говорить о том, что Аль-Манар является рупором террористов. Согласно другой точке зрения, Аль-Манар позиционирует себя как СМИ сопротивления (49). Другие программы посвящены прежним действиям Израиля, пытаясь сделать акцент на расследовании т.н. преступлений и террористических акций этого государства в таких программах, как Spider House, Terrorist-Zionist Crimes и др. (50). Информационные программы и интервью сфокусированы на праве палестинцев вернуться к нормам международного права.

После ухода израильских сил в 2000 году, фокус телеканала сместился с борьбы с Израилем на поддержку палестинцев и защиту Ливана (и шиитов), и сопротивлении будущим вторжениям израильтян. Заставки сменились на кадры солдат Хезболлах, которые скрытно охраняют границу. В клипах “Bil-mursaad” (на страже) показывается, что никто не сможет пересечь границу незаметно, даже птица, летающая вблизи границы, будет засечена, и тут же показываются остатки солдатской униформы. Другая заставка напоминает, что 425 резолюций пытались заставить Израиль уйти из Ливана: и только одна заставила это сделать – это al-muqawama (сопротивление). В другой заставке показана женщина, спящая ночью, а другая женщина сидит рядом с ее спящим ребенком. Все спят, но одни глаза не спят, а следят за безопасностью – это глаза al-muqawama. В третьем показан стреляющий израильский солдат, а ему сопротивляются старик и боец Хезболлах. Телеканал также показывает клипы, посвященные аятолле Хомейни. Демонстрируются также церемонии награждения бойцов, вернувшихся с задания.

Израильско-палестинский конфликт также находится в центре внимания известной программы Аль-Манар «Человеческий интерес». Игровые шоу, как, например al-Muhimma (миссия), состоят в том, что участники должны найти вход в Иерусалим и ответить на исторические вопросы – в основном об Израиле и из жизни сопротивления. В двух сериалах (al-'Aidun и Yatathakkarun), палестинские старики рассказывают истории, в основном о жизни своих деревень на родине (51). Другая программа соединяет разделенные палестинские семьи, которые переехали из Газы в Бейрут. Кроме показа фотографий и прямых интервью, корреспондент просит людей рассказывать историю их семьи, где они говорят о чувстве ностальгии (hanin) по родине.

Освещение новостей

Ежедневные выпуски начинаются с новостей и перечисления заголовков главных газет по всему идеологическому спектру. Этот тип выпуска общий для всех арабских телеканалов. В новостях Аль-Манар делает упор на событиях в Иране, Палестине, Ираке и внешней политике США. Существует явно анти-израильский акцент. Израиль рассматривается как могущественная сила, определяющая политику США, как игрок, который стоит за запрещением вещания Аль-Манар во Франции, а решения американского Конгресса анализируются в связке с AIPAC (pro-Israeli) и саудовцами, финансирующими американские выборы. Дискутируются потенциальные угрозы арабскому миру. Телеканал постоянно обращается к мысли, что Израиль является доминирующей силой в регионе, тесно связанной с США, и что Израиль и Америка хотят ослабить Ливан и Сирию, неспособных сопротивляться действиям израильтян. А Ирак, по этой теории, ждет распад на несколько частей. Аль-Манар внимательно следит за внутренней и внешней политикой США, с упором на связи с арабским миром. В репортажах администрация Буша рассматривается как анти-мусульманская, а христианские сионисты – стоящими за ее спиной. Телеканал проводит раздел между христианством («настоящим Христианством») и акциями христианских сионистов. По президентским выборам в США, телеканал не делал разницы между обоими кандидатами. Буш и Керри разделяли одну американскую политическую линию, хотя их методы могут различаться.

Новости из Ирака прямо оппозиционны действиям там США – «американской оккупационной армии». Действия против американцев отслеживаются как операции сопротивления. Военные преступления американских войск (Абу-Грейб, Гуантанамо, пытки) освещаются очень широко и подробно, при этом телеканал обильно цитирует американские СМИ по этому поводу. Вдобавок, аль-Манар маскимально высвечивает все ошибки США в этой стране. Периодически появляются материалы о внутренних скандалах в США, положении черных, американских индейцев, истории рабства в Америке. Один документальный фильм «ВОЙНА», посвящен вторжениям армии США на территории других стран. Другой показывает, как США постоянно накладывает вето на проарабские предложения ООН.

В международных выпусках положительно оцениваются действия Сирии за ее поддержку борьбы Хезболлах против Израиля, отношения между Ливаном и Сирией рассматриваются как очень выгодные для обеих стран. Саудовцы обвиняются в нежелании помогать другим арабским странам и коррупции. При этом религиозные различия между шиитами и суннитами не педалируются. Освещение Аль-Манар иракских выборов было достаточно сбалансированным, не отдавалось предпочтение никакому кандидату(52). В отношении Ирана, нельзя сказать, что канал выступает как спикер этого режима. После того, как был выбран новый президент, Аль-Манар, также как другие телеканалы, в том числе АльХурра, задавался вопросом, как консервативные взгляды Ахмадинежада повлияют на политику государства. В частности, обсуждался вопрос о гендерных отношениях. На канале отмечали, что современное состояние иранского общества, в том числе наличие женщин в парламенте, слишком развито, чтобы вернуться к прежним временам.

Местная политика

На местном уровне, Аль-Манар акцентируется на идеологии Хезболлах по развитию государственных служб. Поднимаются проблемы безработицы, коррупции, необходимости договориться всем конфессиям. При этом точка зрения христиан показывается сбалансировано. Во время ливанских выборов, Аль-Манар призывал идти на выборы и голосовать в интересах единства: «Ваше голосование защитит Ливан» (“sawtak biyahmi Lubnan”). При этом подчеркивалась роль шиитов в общей победе.

Настойчиво педалируется важность солидарности и необходимость сотрудничества. Например, в телешоу Ahl al-medina (Люди города) люди в городе должны были прожить в одиночестве в течение трех дней, при этом не общаясь с друг другом, чтобы выиграть приз. Это не настоящее реалити-шоу, в нем участвовали актеры, а цель шоу была показать необходимость жить в сообществе. По сценарию, после объявления о начале шоу все магазины и школы были закрыты. Каждый хотел выиграть, поэтому учителя побросали классы, а продавцы закрыли магазины. Город был парализован. В заключительной серии было показано, что эта ситуация нежизнеспособна. Сообщество решило, что они не могут жить без общественной жизни, и ни один не получил приз. Эта программа должна была также показать разницу между западным индивидуализмом и ценностями сообщества на Ближнем Востоке.

Женщины и утренние программы

По крайней мере, половина ведущих на Аль-Манар – женщины, все одетые в хиджаб. Однако не все женщины появляются на Аль-Манар в хиджабах, кроме того, в рекламе женщины показаны одетыми в западном стиле. У Аль-Манар много программ о здоровье и ведении домашнего хозяйства. Утренние программы, сразу после новостей, выдержаны в одной теме недели. Одну неделю обсуждают проблему воспитания детей, другую – роль отца и матери в социализации детей и т.п. Преподаватели рассуждают о психологических проблемах детей, что с ними делать, если они не желают идти в школу и т.п.

Программа al-Lu’lu al-sagheera (Маленькая жемчужина) показывает день настоящей женщины, акцентируя ее роль как матери и учителя своих детей. Программа также показывает, как она должна жить, став вдовой, как передаются традиции ее детям, роль религии в повседневной жизни. В конце главная героиня отрицает коммерциализацию и западную культуру, и уезжает из Бейрута, который показан как город материализма и западного образа жизни.

В другой программе, 17-летная девушка завидует христианам и их красивой одежде, дорогим машинам, и возможностям встречаться с мальчиками. Устав от бедности, она идет работать в бутик в Бейруте. Ее мать против, но девочка настаивает на своей решении. Она одевается в западную одежду, и не носит хиджаб. Она встречает парня и выходит замуж. Как только она эта делает, она обнаруживает, что ее мать и люди ее деревни снова стали ее уважать. Так она находит свое счастье и работу, которую ей подыскивает сообщество (уборка в школе). Помирившись с матерью и деревней, она укоряет себя за прошлые ошибки – жизнь в Бейруте в западном стиле. Она идет преподавать в школу и рассказывает детям о своем негативном опыте в столице. Одна из программ посвящена правам женщины в Исламе, другая показывает детей, спрашивающих родителей о том, как помогать бедным, как это было во времена Пророка. Третья акцентируется на детях погибших бойцов Хезболлах и их обучении, как ролевой модели для других детей.

Детские программы

Детские программы достаточно многообразны и похожи на программы публичного ТВ по всему миру. Есть мультфильмы, компьютерные шоу, кукольные шоу. Другие программы для детей включают американские фильмы как Rain Man и мультики Disney (53). Некоторые программы носят религиозный характер. Одно из игровых шоу построено на знании детей Корана. В этом шоу участвуют палестинские и ливанские дети 8-12 лет, половина из которых девочки (54).

Другие детские программы сфокусированы на необходимости сопротивления. Asdiqa’ al-manar (Друзья Аль-Манар) – это игровое шоу в виде военной игры, где подростки 10-15 лет сражаются с оружием в руках (пистолеты, гранаты, мечи, луки) против врага, похожего на выходца с запада. Потом оказывается, что это израильтянин. Дети, шииты и палестинцы из лагерей, кричат «Бог велик!», перебегая через мост для встречи с врагом. Акцентируется внимание на появлении боевого братства, подростки делят еду, помогают друг другу. Сериал Fatat al-muqawam al-Quds (Мальчик Иерусалимского сопротивления) показывает мальчика, оставшегося без отца (постоянная тема), который хочет найти папу, пропавшего во время войны. Чтобы найти его, он учится управлять самолетами, начиная с бумажных, а потом идет в летную школу. Не найдя отца, он идет в военные – в Исламское сопротивление Хезболлах – и пытается убедить друзей пойти вместе с ним. Мать мальчик поощряет его, она одета традиционно, и убеждает своих дочерей держаться подальше от западного влияния и остаться жить в южной части страны.

Ответ: запрет Аль-Манар и запуск Alhurra

Ответ США на деятельность Аль-Манар выразился в виде запрета ее вещания на территории Соединенных Штатов и запуске своего собственного канала, АльХурра, для конкуренции за арабскую аудиторию(55). Станция была создана для того, чтобы увести «население региона подальше от экстремизма и насилия и принести демократию и свободу ”(56).

Запрет Аль-Манар

Кампания по запрету спутникового вещания Аль-Манар в США и Европе началась после заметки колумниста в Los Angeles Times в октябре 2002 года. Статья обвиняла американские компании в размещении рекламы на телеканале, пропагандирующем терроризм (57). Упоминались корпорации PepsiCo, Proctor and Gamble, а также Western Union. После публикации последовало письмо в Конгресс, чтобы тот оказал давление на эти компании (58). Корпорации сняли свою рекламу, и давление для того, чтобы полностью запретить вещание канала, усилилось. Одновременно Аль-Манар попала под удар в Европе. Указав на запрет вещания сообщений, пропагандирующих ненависть, французский Аудиовизуальный Совет выдал медиагруппе лицензию (59). Однако вещание телеканала все же было запрещено, и этот запрет последовал вскоре после аналогичного американского решения в декабре 2004 года (60). Запрет Аль-Манар был воспринят в Ливане как вызов. В ответ на французский запрет, пятьдесят кабельных операторов в Бейруте закрыли вещание французского канала TV5 (61). Ливанский министр информации заявил о цензуре любой оппозиции Израилю, а студенты вышли на демонстрацию в поддержку Аль-Манар (62). Репортеры без границ подвергли критике этот запрет (63). Аль-Манар добровольно остановила вещание со спутника за несколько дней до вступления решения в силу, чтобы не подставлять другие телеканалы, вешающие с этого спутника, чем заслужила уважение коллег (64).

АльХурра

Для борьбы с негативным имиджем, созданным арабским телевидением, США решилась на участие в публичных СМИ. Была запущена триада новых американских СМИ в арабском мире: спутниковый телеканал, радиостанция Radio Sawa и журнал Hi magazine, которые получили финансирование в размере полмиллиарда долл. в виде гранта от Broadcasting Board of Governors, продюсеров Голоса Америки. АльХурра («Только одна свободная» в переводе) была запущена в день Св. Валентина 14 февраля 2004 года.

Начальные затраты на запуск канала составили 102 млн. долл (65). 62 млн. долл. канал получил в первый года от Конгресса, и еще 40 млн. на иракский отдел (65). 55 млн. долл. были предложены каналу в 2005 году, и 656 млн. были обещаны на 2006-й. Эти цифры включают затраты на запуск вещания на фарси и представление телеканала на европейских форумах (67).

АльХурра пытается воздействовать на аудиторию предпочтительно около 30 лет, в отличие от предыдущих попыток США воздействовать на элиты(68). АльХурра показывает не только новости, но и передачи про приготовление еды, шоу про моду, развлечения, программы про географические и технические открытия, документальные фильмы(69).

Телеканал стали критиковать с момента запуска. Первым гостем АльХурра стал президент Буш, который, по мнению медиа-обозревателей, отвечал только на самые легкие вопросы. Другие критики обвиняли канал в игнорировании важных для арабского мира тем. Для канала оказались проблемным прерывать свои программы выпусками новостей. Например, АльХурра продолжала показывать кухонное шоу, когда был убит шейх Ясин (лидер ХАМАС). В отличие от других арабских телеканалов, АльХурра не стала менять ради этой новости программную сетку. Позднее программный директор канала назвал это ошибкой (70). Точно также, когда в Каире были убиты три туриста, канал не давал эту новость целый час, проигрывая другим арабским конкурентам(71). Эти проблемы не позволили каналу стать новостным ресурсом во время кризисов.

Освещение новостей телеканалом отличается от других каналов в этом регионе. На нем не показывают интервью с лидерами террористических групп, как Талибан (это условие Конгресса США) (72). В то же время, телеканал не дает негативной информации о присутствии сил коалиции в Ираке, нападениях на журналистов, при этом иногда показываются жертвы террористов. Направленность новостей также отличается. Люди не «жертвуют собой», а убивают, и канал не называет терроризм «так называемым терроризмом», как это делают другие арабские каналы. Даже общее для арабских станций приветствие «Салам алейкум», рассматривается как религиозное, поэтому его избегается на АльХурра, заменив на «снова добро пожаловать»(73).

В сетке АльХурра много программ, сделанных на западе, просто снабженных субтитрами. Недавно там попытались решить эту проблему, добавляя больше местного материала, включая дебаты и освещение новостей специально под выборы в Ираке, Палестине и США. Заставки АльХурра были акцентированы на выборах и протестах в арабском мире. Одна заставка заканчивалась показом короля Иордании, который произносит на английском, что «мы» делаем Ближний Восток лучшим местом, эти слова последовали после картинки сирийского президента Башара Асада и сирийских войск, покидающих Ливан. Другие заставки показывали голосующих иракцев и протестующих египтян и ливанцев(74).

Наиболее популярные шоу телеканала – это неновостные программы, включая путешествия, моду, документальные фильмы, кино и музыкальные программы. Интересны также интервью с местными дизайнерами и писателями. Голливудские события, как премия Оскар или вручение премии Эмми, матчи по бейсболу и футболу привлекают наибольшее число зрителей. Однако увеличение такого рода программ в сетке было подвергнуто критике Правлением канала, которое указало, что станция создавалась для новостей. Муафак Харб (Mouafac Harb), директор телеканала, вступился за программы по моде, заявив, что люди на Ближнем Востоке должны увидеть, как «большой и красивый мир» лежит за его границами (75).

Для многих критиков ограничения на телеканала ставят под сомнение его объективность (76). Отсутствие картинки узников Абу-Грейб сильно испортил имидж телеканала.

По некоторым данным, АльХурра подтвердила, что США требует пропаганды больше в стиле диктаторских или советского режима (78). Сегодня Альхурра стоит перед «экзистенциальной» проблемой (80) - то ли стать в полной мере пропагандистской станцией, то ли попытаться избежать диктата Конгресса. Канал не может стать критичным по отношению США из-за особенностей структуры и финансирования, но привлечение новых зрителей возможно только при показе всех точек зрения, что неизбежно подразумевает критику американской политики в регионе. В настоящее время канал пытается держаться посередине, частично по той причине, что Конгресс не может эффективно мониторить вещание АльХурры, которое ведется только на арабском (81).

Считается, что США создавали телеканал, чтобы освещать новые и сложные проблемы, которые предположительно избегают другие арабские станции. В то же время, недавнее исследование Марка Линча показал, что такой подход арабского телевидения изначально фальшив. На самом деле, арабские спутниковые каналы регулярно освещают сложные и предположительно табуированные темы, включая исламистские движения, пытки в местных тюрьмах, цензуру, коррупцию, права женщин, правительственные репрессии и экономические проблемы, такие как безработица и эксплуатация детей (82).

Мое исследование контента АльХурры показало, что в программной сетке заметно большое число заявлений официальных лиц США. Речи Буша освящаются очень подробно, занимая большую часть новостных выпусков. Интервью с американскими чиновниками об американских событиях транслируются и показываются на арабском. Представители Пентагона комментируют события в Ираке, а израильские официальные лица – в южном Ливане и Палестинской Автономии. Освещая боестолкновение между Хезболлах и израильской армией в южном Ливане, корреспондент сделал упор на том, что израильтяне предварительно знали о нападении, и это не было для них сюрпризом.

Очевидно, это было важным для телеканала – продемонстрировать информированность и компетентность израильской армии. Освещение боестолкновения велось с израильской стороны, показывая израильских солдат, готовящих оружие к бою. В то же время, Аль-Манар в репортаже о том же бое между Хезболлах и Израилем в южном Ливане сделала упор на местном эффекте.

Перспективы двух телеканалов диаметрально противоположны. С одной стороны, израильтяне и американцы говорят и действуют, и они интерпретируют новости и события. С другой, палестинцы, ливанцы и иракцы получают право голоса. Вскоре после того, как был выбран иранский президент, АльХурра показала ток-шоу, посвященное президенту и тому, попадет ли теперь Иран под власть диктатора, даже если это случилось в результате выборов, и исламский ли экстремист новый президент. Телеканал также показал сюжет о том, как новый режим изменит права мужчин и женщин. Другое ток-шоу было посвящено сложному вопросу бедности в Марокко, и что к ней приводит. Является ли коррупция проблемой? Нет, заключают журналист и его гость. Коррупция не может быть причиной бедности. Это важный пункт, поскольку борьба с коррупцией является одной из главных тем исламистских движений по всему арабскому миру, включая Хезболлах.

Заключение: Эффективность борьбы с Аль-Манар

Усилил ли запрет Аль-Манар и появление альтернативы в виде АльХурры поддержку США? Запрет Аль-Манар на самом деле был сделан исходя из посылки, что информация канала является альтернативой американской точки зрения, и ее пропаганды. Соответственно, запуск АльХурры должен был подорвать доверие к арабским СМИ. На самом деле ее запуск привел к повышению к ним доверия, как к телеканалам, которые представляют столь опасную правду для США, что Соединенные Штаты были вынуждены начать борьбу с ними (83). Кроме того, слухи, что Аль-Манар был запрещен под давлением Израиля и про-израильских организаций дискредитирует провозглашаемый нейтралитет США и демократические ценности свободы прессы. Это привело к усилению эффекта арабского мира как «осажденной крепости», которую атакуют в рамках глобальной израильской кампании (84).

Проблемы АльХурры начались с ее названия, которое рассматривается как неудачное(85). «Только одна свободная» предполагает традиционную позицию США как представляющую лучшее общество и вступает в противоречие с журналистским подходом. Критики говорят, что канал не может быть свободным, если он принадлежит государству. АльХурра также критиковалась за культурные провалы, невозможность тесного взаимодействия с аудиторией, вещание без изучения рынка, чтобы понять аудиторию (86).

Аудитория

Многие источники цитируют Аль-Манар как первоисточник новостей в арабском мире, особенно по ситуации в Палестине. Список четырех самых популярных новостных каналов, которые вместе покрывают 70-80% зрителей спутникового телевидения, включает Аль-Манар, Аль-Джазиру, LBC (Lebanese Broadcasting Company) и Abu Dhabi TV (87).

Согласно Jerusalem Media Communication Center, большинство палестинцев смотрят Аль-Джазиру, Abu Dhabi и Аль-Манар (88). По данным Жориша, замер 2003 показал, что в Иордании Аль-Манар является главным каналом новостей по Палестине (28%), за ним следует Аль-Джазира (27.5%)(89).

Мои интервью показали, что хотя многие зрители смотрят телеканалы, помня об их идеологической направленности, Аль-Манар часто воспринимается как национальное телевидение. Некоторые говорят, что да, Аль-Манар часто показывают экстремистские заявления, но зато показывает то, что нельзя увидеть на других каналах. Сунниты в Ливане неоднозначно относятся к Аль-Манар из-за его связей с шиитами в Ираке и тамошней партией Da’wa. В палестинских лагерях Аль-Манар популярен, в основном из-за освящения событий в Автономии.

В Иордании превалирует мнение, что Аль-Манар показывает правдивую информацию. Местные палестинцы безгранично доверяют телеканалу. Исламисты в Иордании (сунниты) также одобряют новостное вещание канала. Тем не менее, они помнят о шиитском характере Аль-Манар.

Результаты замеров АльХурры, доложенные Конгрессу, показали успех канала. В то же время, эти данные не нашли подтверждения в других исследованиях и замерах. Замеры CNeilsen и Ipsos-Stat показали, что 34% респондентов смотрят АльХурру раз в неделю. Их не спрашивали, как долго они смотрят этот канал, и переключаются ли они на него во время кризисов. Это достаточно важный момент, учитывая особенности арабской аудитории, которая часто смотрит все каналы, ненадолго задерживаясь на каждом (91).

АльХурра вещает только на Ближний Восток, и ее покрытие меньше, чем у Аль-Манар, который доступен в Иордании, Ираке и Египте через свои спутники. Исследования Zogby International в июне 2004 показали, что большинство арабских стран рассматривают Аль-Джазиру и Аль-Арабию как главные источники новостей. Никто, фактически, не поставил АльХурру на первое место, небольшой процент, 3.8%, поставил этот канал на второе место(93).

Эти данные совпадают с результатами моих исследований в Иордании. Замер среди палестинцев показал, что только 1.1% смотрят АльХурру, около 58% смотрят Аль-Джазиру, 12% - Аль-Манар, и 10% - Аль-Арабию. Gallup показал, что только 6% иракцев смотрят АльХурру. В Египте, по данным Arab Advisors Group, 3% смотрят АльХурру, в то время как BBC World смотрят 5%, а правительственный канал Nile News - 9%. Аль-Джазира опять собрала 88% аудитории, на втором месте Аль-Арабия с 35% (94).

Наиболее распространенная реакция на АльХурру в Ливане – равнодушие. Многие вообще не слышали об этом канале, те, кто слышали, больше доверяют CNN. В Бейруте христиане говорили, что им нравится АльХурра, расценивая ее усилия, как ответ Аль-Джазире(100). В мусульманских районах канал практически не смотрят. Некоторые зрители в Иордании и Ливане говорят, что смотрят канал, только чтобы сравнить его новости с арабскими телеканалами и увидеть разницу. Палестинцы не доверяют информации канала, и если смотрят, то только чтобы увидеть разницу в подаче новостей. Население Ливана и Иордании в основном считают, что АльХурра показывает им то, что США хочет им показать. Юные иракцы, живущие в Иордании, надеются на американский план для Ирака и смотрят АльХурру чтобы узнать американскую точку зрения. Старшее поколение иракцев в большинстве случаев согласны в этом вопросе с иорданцами. Некоторые считают, что АльХурра пытается внедрить арабам американские идеи. Те, что позитивно оценивают канал, упоминают только развлекательные и культурные программы.

Эффект от спутников телевидения, как Аль-Джазира или Аль-Манар находится под вопросом. Одно исследование не смогло обнаружить зависимость между спутниковым телевидением и отношением к западу. На самом деле, наиболее критично к западу относятся в странах с наименьшим количеством зрителей спутникового ТВ. Только 26% египтян и 58% иорданцев имеют доступ к спутниковому телевидению, а население этих стран наиболее негативно относится к западу. Ливанцы и Палестинцы, 84% и 85% которых соответственно имеют тарелки, настроены менее критично (102). У арабов длительный опыт потребителей государственных СМИ, цензуры и пропаганды. В результате, по иронии, они судят телеканал по журналистским стандартам – в первую очередь его независимость от государства(104).

Поляризация в области постановки проблем

Жориш и другие предлагают набор рекомендаций, которые должны еще больше поляризировать медиа-пространство. Они предлагают изолировать Хезболлах и Аль-Манар, объявить преступниками всех, кто с ними контактирует, и все страны, которые допускают существование на их территории бюро телеканала (106). Такие действия могут еще больше разделить арабский мир, и повысить рейтинг доверия к таким «оппозиционным» СМИ, как Аль-Манар.

В глобальном мире информации, где мусульмане и арабы имеют статус жертв, бесполезно пытаться их изолировать. В отсутствие Аль-Манар появится другой подобный форум.

При этом существование АльХурра расценивается как чисто американский продукт. АльХурра воспринимается как еще одно орудие, направленное западом на арабский мир, чтобы навязать свои идеи, культуру и ценности. При этом существование АльХурры и является главным доказательством такого рода теорий.

Американская атака на Аль-Манар, похоже, является контрпродуктивной. Обвиняя такие телеканалы в американизме, США посылает четкое сообщение, что свобода слова допустима, только если она имеет про-американский оттенок (109). Это не только усиливает подозрения в двойных стандартах, но и позиционирует американский канал как государственную пропаганду, с которой арабы уже прекрасно знакомы по местным образцам.

При этом АльХурра не может заменить такие каналы, как Аль-Манар. Они имеют разную систему символов и мессаджей. Аль-Манар пропагандирует идеи сообщества, солидарности и скромности в стиле жизни. АльХурра демонстрирует экстравагантность капитализма. Аль-Манар дает микрофон жертве и показывает победу над врагом. АльХурра дает точку зрения этого врага. Аль-Манар не подтверждает стереотиопов о маргинализации женщин. Напротив, на канале обсуждаются практические проблемы женщин и пути их решения. Большая часть программ для детей, развлечения, научные и технические программы такие же, как на другие каналах, в том числе американских. При этом канал пропагандирует концепцию общего блага для сообщества, что американская АльХурра не предлагает.

Если АльХурра сможет завоевать серьезную аудиторию, канал получит зрителей только в среднем и выше среднего классах. При этом два канала имеют больше общего, чем различного. Ни один, ни другой не живет на рекламу, ни один не является неаффилированным. Оба ищут возможность как можно четче посылать свой политический мессадж.

Перевод Андрея Солдатова

* Анна-Мари Байлуни – профессор, National Security Affairs, Naval Postgraduate School Research Associate, Center for Middle East Studies, UC Berkeley.

Смотри также на "Агентуре":

  • Исследовательский центр / Досье на Хезболлах
  • Своими глазами (материалы с войны в Ливане, лето 2006 г.):

  • 14.08.06 "Насралла завоевал арабский мир" (анализ)
  • 03.08.06 "Агитация в тротиловом эквиваленте" (репортаж из южного Ливана)
  • 31.07.06 "Принцип коллективной вины" (репортаж из долины Бекаа)
  • 27.07.06 "Израиль - наш враг 30 лет" (репортаж из южного пригорода Бейрута)
  • Источники:

  • 1 Lawrence Smallman, Rumsfeld Blames Aljazeera over Iraq (4 June); available from http://english.aljazeera.net.
  • 2 Paul Cochrane, Does Arab Tv Generate Anti-Americanism? (26 June) Worldpress.org; available from www.worldpress.org/article_model.cfm?article_id=2002&dont=yes.
  • 3 Stacey Philbrich Yadav, "Of Bans, Boycotts, and Sacrificial Lambs: Al-Manar in the Crossfire," Transnational Broadcasting Studies 14, no. Spring (2005).
  • 4 This research was undertaken with the aid of several (Arab) researchers watching al-Manar between November-December 2004 and May-June 2005 in the United States, Lebanon, and Jordan. Alhurra was viewed in June 2005. Around 50 random street interviews were conducted in Lebanon and Jordan on both al-Manar and Alhurra during June 2005. I supplemented this qualitative research with numerous survey conducted on Arab media.
  • 5 I use the terms extremist and radical to describe, respectively, intolerant, rejectionist viewpoints and advocacy of the use of violence.
  • 6 The exact date of its founding is debated.
  • 7 Magda Abu-Fadil, "Al-Manar Tv: No Love for US But No Help from Taliban," Poynteronline.
  • 8 Ahmad Nizar Hamzeh, In the Path of Hizbullah (Syracuse, NY: Syracuse University Press, 2004).
  • 9 Middle East International, 24 June 2005, p. 13.
  • 10 Middle East Briefing, "Hizbollah: Rebel without a Cause?" (Amman/Brussels: International Crisis Group, 2003).
  • 11 Sami G. Hajjar, "Hizballah: Terrorism, National Liberation, or Menace?" (Strategic Studies Institute, US Army War College, 2002).
  • 12 Mona Harb and Reinoud Leenders, "Know They Enemy: Hizbullah, 'Terrorism' and the Politics of Perception," Third World Quarterly 26, no. 1 (2005): 189-90.
  • 13 Amal Saad-Ghorayeb, "Lebanon: Shiites Expres Political Identity," (Arab Reform Bulletin, Carnegie Endowment for International Peace, 2005).
  • 14 Graham Usher, Dispatches from Palestine: The Rise and Fall of the Oslo Peace Process (London: Pluto Press, 1999), 126.
  • 15 Julie Peteet, "From Refugees to Minority: Palestinians in Post-War Lebanon," Middle East Report, no. 200 (1996): 29.
  • 16 Julie Peteet, Palestinians in Lebanon: Identity at the Margins Journal of the International Institute, University of Michigan; available from www.umich.edu/~iinet/journal/vol3no3/peteet.html.
  • 17 Peteet, "From Refugees to Minority," 29, Rosemary Sayigh, "Palestinian Refugees in Lebanon: Implantation, Transfer or Return?" Middle East Policy 8, no. 1 (2001).
  • 18 Usher, Dispatches from Palestine,126.
  • 19 Hamzeh, In the Path of Hizbullah,41.
  • 20 Center for Strategic Studies, "Revisiting the Arab Street: Research from Within," (Amman: University of Jordan. Principal Author: Mustapha Hamarneh., 2005), 78.
  • 21 Saad-Ghorayeb, "Lebanon."
  • 22 Oren Barak, "Commemorating Malikiyya: Political Myth, Multiethnic Identity and the Making of the Lebanese Army," History and Memory XIII (2001): 61-2.
  • 23 Ibid.: 64.
  • 24 Avi Jorisch, "Al-Manar: Hizbullah Tv, 24/7," Middle East Quarterly XI, no. 1 (2004).
  • 25 Jorisch, Beacon of Hatred,chap. 5, Avi J. Jorisch, "Al-Manar and the War in Iraq," Middle East Intelligence Bulletin 5, no. 4 (2003).
  • 26 Avi Jorisch, "Hezbollah Hate with a US Link; Subsidiaries' Tv Ad Money Serves an Odious Goal," Los Angeles Times, 13 October 2002.
  • 27 Avi Jorisch, Beacon of Hatred: Inside Hizballah's Al-Manar Television (Washington, DC: Washington Institute for Near East Policy, 2004), 67, 85.
  • 28 Magda Abu-Fadil, Hezbollah Tv Claims Credit for Ousting Israelis IPI Global Journalist; available from www.globaljournalist.org/archive/Magazine/Al%29Manar-2004q.html. Jorisch reports that the annual budget of the station is $15 million. Jorisch, Beacon of Hatred,xiii.
  • 29 The most prominent satellite channels of these are the Christian-affiliated LBC and Hariri’s Future station.
  • 30 Gérard Figuié, Le Point Sur Le Liban (Beirut: 2005), 478.
  • 31 Interview, official at the Lebanese Ministry of Information, 24 June 2005; Ibid.,486.
  • 32 Abu-Fadil, Hezbollah Tv Claims Credit for Ousting Israelis.
  • 33 Interview, Lebanese Ministry of Information.
  • 34 Jorisch, "Hizbullah Tv, 24/7."
  • 35 The only significant writing on the station is by the Washington Institute for Near East Policy, written by Avi Jorisch. Jorisch, Beacon of Hatred. His work is flawed in its overt bias. The author confuses callers and interviewees with the station’s perspectives, and according to one analyst, takes many of his examples out of context. Interview with Professor As’ad AbuKhalil, California State University, Stanislaus, June 2005. Still, some of the core observations Jorisch makes are valid, albeit removed from their political context and symbolic meaning.
  • 36 Hisham Sharabi, "Arab Satellite Channels and Their Political Impact after the Iraq War," al-Hayat, 18 July 2003.
  • 37 “Hizbullah’s broadcasting arms garner awards,” Lebanon Brief News, Daily Star (Beirut), 12 July 2002.
  • 38 Jorisch, Beacon of Hatred,23.
  • 39 Interview, Lebanese Ministry of Information.
  • 40 Harb and Leenders, "Know They Enemy," 182.
  • 41 Walid Charara and Frédéric Domont, Le Hezbollah: Un Mouvement Islamo-Nationaliste (Paris: Editions Fayard, 2004), 171.
  • 42 Harb and Leenders, "Know They Enemy."
  • 43 Charara and Domont, Le Hezbollah,169.
  • 44 Ibid.,170.
  • 45 Hugh Dellios, "With an Eye toward Politics, Hezbollah Recasting Its Image; Savvy Tv Campaign Credited in Group's Battle with Israel," Chicago Tribune, 13 April 2000.
  • 46 Hamzeh, In the Path of Hizbullah.
  • 47 Ibid.
  • 48 Robert Fisk, “Television news is secret weapon of the intifada,” The Independent (London), 2 December 2000.
  • 49 Jorisch, "Hizbullah Tv, 24/7."
  • 50 Hamzeh, In the Path of Hizbullah.
  • 51 Laleh Khalili, "Grass-Roots Commemorations: Remembering the Land in the Camps of Lebanon," Journal of Palestine Studies 34, no. 1 (2004): 17.
  • 52 “An Analysis of Arabic Press Coverage of the Iraqi Elections,” Arabic Media Update, prepared by the Center for International Issues Research for OSD-Policy, 26 January 2005.
  • 53 John Lancaster, “Hezbollah Tunes In On Profits; Party’s TV Station Airing US Movies,” Washington Post, 19 June 1005.
  • 54 Al-Manar’s web site, web.manartv.org/html/enprograms.html.
  • 55 The station’s transliterated name should be al-Hurra, following conventional guidelines, since “al-” is just “the.” However, the station itself writes its name in transliteration as Alhurra. I follow their usage.
  • 56 Wendy Feliz Sefsaf, "Us International Broadcasting Strategies in the Arab World: An Analysis of the Broadcasting Board of Governors' Strategy from a Public Communication Standpoint," Transnational Broadcasting Studies 13, no. Fall (2004).
  • 57 Avi Jorisch, “Hezbollah Hate With a US Link: Subsidiaries’ TV ad money serves an odious goal,” (Opinion) Los Angeles Times, 13 October 2002.
  • 58 Congress of the United States, House of Representatives. 10 December 2002.
  • 59 “France clears Al-Manar telecast,” aljazeera.net, 19 November 2004.
  • 60 Caroline Drees, “Manar TV as ‘Terrorist,” www.washingtonpost.com (Reuters), 17 December 2004; “Al-Manar TV to go off Dutch platform,” aljazeera.net, 17 March 2005.
  • 61 Lawrence Smallman, “Al-Manar and ‘TV terrorism,’” aljazeera.net, 21 December 2004.
  • 62 “Lebanon threatens TV ban reprisals,” aljazeera.net, 18 December 2004.
  • 63 Smallman, “Al-Manar and ‘TV terrorism.’”
  • 64 Yadav, "Of Bans, Boycotts, and Sacrificial Lambs."
  • 65 William A. Rugh, "Broadcasting and American Public Diplomacy," Transnational Broadcasting Studies 14, no. Spring (2005).
  • 66 Ellen McCarthy, “Va.-Based, US-Financed Arabic Channel Finds Its Voice,” washingtonpost.com, 15 October 2004. Available from www.washingtonpost.com/ac2/wp-dyn/A33564-2004Oct14?language=printer.
  • 67 Lindsay Wise, "A Second Look at Alhurra: A US-Funded Channel Comes of Age on the Front Lines of the 'Battle for Hearts and Minds'," Transnational Broadcasting Studies 14, no. Spring (2005).
  • 68 Sefsaf, "Us International Broadcasting Strategies in the Arab World."
  • 69 Al-Hurra web site, www.alhurra.com.
  • 70 McCarthy, “Va.-Based, US-Financed Arabic Channel Finds Its Voice.”
  • 71 Wise, "A Second Look at Alhurra."
  • 72 Sefsaf, "Us International Broadcasting Strategies in the Arab World."
  • 73 Wise, "A Second Look at Alhurra."
  • 74 Ibid.
  • 75 Ibid.
  • 76 Daoud Kuttab, “Al-Jazeera ‘is run by Arab patriots,’” AMIN: Arabic Media Internet Network, 7 August 2004. Available from www.amin.org/eng/daoud_kuttab/2004/aug07.html.
  • 77 Paul Cochrane, “Is Al-Hurra Doomed? Lebanese Reaction to the US Satellite Station,” Worldpress.org, 11 June 2004. Available from www.worldpress.org/article_model.cfm?article_id=1991&dont=yes.
  • 78 “Editorial Mocks New US Arabic Channel,” Al-Quds al-Arabi (London), 17 February 2004. Available from www.worldpress.org/article_model.cfm?article_id=1927&dont=yes.
  • 79 Wise, "A Second Look at Alhurra."
  • 80 Rugh, "Broadcasting and American Public Diplomacy."
  • 81 Ibid.
  • 82 Ibid.
  • 83 Cochrane, “Is Al-Hurra Doomed?”
  • 84 “Al-Manar flays EU broadcast ban,” aljazeera.net, 18 March 2005.
  • 85 Sefsaf, "Us International Broadcasting Strategies in the Arab World."
  • 86 Ibid.
  • 87Sharabi, "Arab Satellite Channels and Their Political Impact after the Iraq War."
  • 88 West Bank and Gaza Presidential Elections, Final Report, European Union Election Observation Mission, 9 January 2005. Available from www.amin.org/eng/uncat/2005/mar/mar002.html.
  • 89 Jorisch, Beacon of Hatred.
  • 90 Islah Jad, “A road littered with disappointment,” AMIN: Arabic Media Internet Network, 29 April 2002. Available from www.amin.org/eng/islah_jad/2002/apr29.html.
  • 91 Naomi Sakr, “Satellite Television and Development in the Middle East,” Middle East Report (Spring) 1999: 6-8
  • 92 Cochrane, Does Arab Tv Generate Anti-Americanism?
  • 93 Wise, "A Second Look at Alhurra."
  • 94 Ibid.
  • 95 McCarthy, “Va.-Based, US-Financed Arabic Channel Finds Its Voice.”
  • 96 Sefsaf, "Us International Broadcasting Strategies in the Arab World."
  • 97 Arab Advisors Group, “Credibility of Satellite News Channels in Greater Cairo.”
  • 98 Arab Advisors Group, “Credibility of Satellite News Channels in Greater Cairo.”
  • 99 Wise, "A Second Look at Alhurra."
  • 100 Cochrane, Does Arab Tv Generate Anti-Americanism?
  • 101 “Alhurra on the Cairo Street,” Compiled by Summer Said, Transnational Broadcasting Studies 14, Spring 2005. Available from http://tbsjournal.com/said.html.
  • 102 Center for Strategic Studies, "Revisiting the Arab Street."
  • 103 Ibid.
  • 104 Azmi Bishara, “Arab Valentine,” AMIN: Arabic Media Internet Network, 18 February 2004. Available from www.amin.org/eng/azmi_bishara/2004/feb18.html.
  • 105 Sefsaf, "Us International Broadcasting Strategies in the Arab World."
  • 106 Jorisch, Beacon of Hatred,xvi-xvii.
  • 107 Wise, "A Second Look at Alhurra."
  • 108 Ibid.
  • 109 Rugh, "Broadcasting and American Public Diplomacy."
  • 110 Marc Lynch, “Assessing the Democratizing Power of Satellite TV,” Transnational Broadcasting Studies 14, Spring 2005. Available from http://tbsjournal.com/lynch.html.
  • 111 William Gamson, "The Social Psychology of Collective Action," in Frontiers in Social Movement Theory, ed. Aldon D. Morris and Carol McClurg Mueller (New Haven: Yale University Press, 1992), 68.